?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


В предыдущих сериях:Глава первая, в которой на голову старшего карателя Эрфиана внезапно сваливается подарок от Магистра. И пока что он не знает, что с ним делать. Но это пока.

Глава вторая, в которой мы знакомимся с Лотаром и со Сновидцем Дитом, а также с первым советником Ирфином (да-да, совпадение имен - не случайности) и его супругой, прекрасной Деей.

Глава третья, в которой Эрфиан пытается понять, что же ему делать с подарком от начальства, а младший каратель Винсент, заглянувший к нему в гости, становится отличным инструментом для привлечения внимания разозлившейся Даны.

Глава четвертая, в которой знакомимся с принцессой Тирой (ей предстоит сыграть оооочень важную роль в истории), а также с ее дядей Дарианом. И, конечно же, с братом Тиры, принцем Тором.

Глава пятая, в которой читатель, не знакомый с Эрфианом, может убедиться в том, что в свое время он был первым советником аж двух вождей не за красивые глазки. За один день он успевает провести деловую встречу, озаботиться вопросом поиска подруги для своего библиотекаря, обзавестись собственной подругой (впрочем, это не совсем корректный термин, когда речь заходит о вампирах его типа)... а также написать деловое письмо и задумать заговор. Точно так, это спойлер.

Глава шестая, в которой мы узнаем ответы на вопросы вроде "а при чем тут принц?" и "а какую роль в истории сыграет дядя Тиры?"... или, по крайней мере, часть ответов.

Глава седьмая, в которой мы узнаем, что принц Тор жив-живехонек (но его ожидают приключения!)... и знакомимся с Айей, а также с ее, кхм, стаей.

Заметки к роману

Часть первая. Вампирша Нави.

Часть вторая. Эта загадочная Кесария.

Всем добрый мур - и чудесной недели!

Итак, "Лунная тень" степенно (как и подобает роману, действие которого разворачивается в Средневековье), но неуклонно движется вперед и загадывает нам одну загадку за другой. Вот мне бы очень хотелось знать, что там задумал Эрфиан... примерно я представляю, конечно, но от деталей не отказалась бы. Но, как известно, всему свой срок. Мы - всего лишь проводники, наша первостепенная задача - развивать историю. А творческие боги направят нас в нужное русло. Доверяйте своим творческим богам и своей интуиции!

Напоминаю, что речь идет о первом черновике (с ляпами и прочими прелестями писательской жизни). Главы выкладываются по понедельникам и четвергам. И - активным комментаторам полагается чистовая версия романа абсолютно бесплатно. Не говорите потом, что я не предупреждала.

Глава восьмая, в которой мы наконец-то знакомимся с библиотекарем, о котором уже не раз упоминали персонажи, а также грустим вместе с Айей по поводу того, что у нее в последний момент отобрали желанный десерт (не волнуйтесь, она его получит). Также в этой главе есть чуть-чуть вампирши Нави. Было очень приятно писать ее после долгого перерыва!

Тоскана

Обращенные рассказывают удивительные истории о встрече со своим создателем. У тех, кто получил бессмертие задолго до Великой Реформы, таких историй тысячи. У Леонида тоже была своя, но ее услышало только одно существо - его теперешний господин. Хозяин обладал живым умом и с большим интересом относился к чужим судьбам, особенно если судьбы эти бывали необычными. За свою долгую жизнь он услышал много таких рассказов, Леонид в этом не сомневался. Но его история была особенной. В конце-то концов, какой вампир может сказать, что его, обращенного, спасла женщина, которая ненавидела обращенных настолько, что создала орден для их истребления?

Леонид попал в руки Следопытов, жрецов бога Воина, по глупости. Он, еще совсем юный вампир, убежал от создательницы, погнавшись за красивой рыжеволосой девушкой - а все обращенные знают, что у рыжеволосых девушек самая вкусная кровь. До сих пор при воспоминаниях о той ночи его охватывал жгучий стыд: он не был юнцом, едва встретившим тринадцатую весну. Боги отмеряли ему долгую смертную жизнь. Он успел жениться, стать отцом троих детей, взять на руки пятерых внуков, похоронить жену и… обзавестись второй женой, хотелось бы добавить Леониду, но дела обстояли иначе.

Впервые он увидел ее на рынке в Фелоте[1], городе, который славился своими базарными днями. Леонид родился в тех землях и много лет прослужил у правителя библиотекарем. Его не интересовали путешествия, дальние страны и неведомые опасности. Он никогда не мечтал о том, что станет великим воином. Мир Леонида начинался с книг и заканчивался книгами, в которых, по его мнению, и заключалась настоящая жизнь. Он знал десятки языков, мог переписать больше половины трактатов, хранившихся в богатой библиотеке правителя, по памяти. Он проводил дни в сумрачном помещении в окружении многовековой мудрости и испытывал недовольство каждый раз, когда приходилось выйти наружу.

Так было всегда. До встречи с ней.

Она стояла у прилавка торговца тканями и придирчиво рассматривала отрез лазурного бархата. На ней был плащ с широким капюшоном, полностью закрывавший лицо, и Леонид видел только ее руки с тонкими бледными пальцами и крохотными нежно-розовыми ноготками.

- Бархат из пустынных земель, моя госпожа, - сказал торговец. - Я отдам вам это всего лишь за десять золотых монет.

Леонид не любил людей и делал все возможное для того, чтобы разговаривать с ними как можно реже, но в тот день невидимая рука потянула его за язык.

- Эта тряпка не стоит и пяти серебряных, - бросил он торговцу. - Поспорю на что угодно - ты никогда в жизни не прикасался к настоящему бархату из пустынных земель.

Женщина повернулась к Леониду и опустила на плечи капюшон. Пышные темно-каштановые волосы были собраны в высокую прическу, открывая нежное, тонкое, почти детское лицо. Кто-то из мужчин, стоявших неподалеку, восторженно присвистнул. Внешний мир для Леонида перестал существовать. Он неотрывно смотрел в глаза незнакомки. Глубокие и печальные, похожие на осеннее небо, тоскливо замершее в предвкушении первых дождей. Лучшим выходом из положения было бы убраться восвояси, но… он не ушел. Его ноги будто приклеились к мостовой, а сердце, всегда бившееся размеренно и спокойно, подскочило к горлу. В одно мгновение Леонид понял, что не любил свою покойную жену. Он никого не любил до сегодняшнего дня. Он вообще не знал о том, что такое любовь. А теперь она была перед ним, воплощенная в теле этой маленькой женщины. Вот она, настоящая, из плоти и крови. Всю жизнь он был слеп, и жизнь эта прошла зря.

Много позже, когда Леонид уже знал ее тайну, он рассказал ей об этом, а она рассмеялась.

- Жизнь нельзя прожить зря. Ты много знаешь, в твоей библиотеке много книг, а твой господин любит тебя. Ты обучаешь его детей.

- Но я провел эту жизнь без тебя, - с горечью в голосе возразил Леонид.

Будущая создательница погладила его по щеке.

- Я подарю тебе новую жизнь. И мы проведем ее вместе.

- И мы никогда не расстанемся? - уточнил Леонид.

- Только если ты этого захочешь.

Глупая рыжеволосая девка, за которой он погнался в ту злополучную ночь! Угораздило же его забраться так далеко от дома!.. Угораздило же его попасться в лапы к Следопытам… и, будь боги менее милостивы, они бы сожгли его на солнце, ведь именно так жрецы бога Воина поступали с обращенными. Следопыты успели связать Леонида тонкими серебряными цепями - сегодня он, древний вампир, разорвал бы их в один миг, и тогда юнцам пришлось бы несладко - и возбужденно галдели в предвкушении кровавого зрелища. Но праздник не состоялся.

- Нет, - раздалось за спинами Следопытов, обступивших свою жертву.

Голос был тихим, но плотное кольцо жрецов бога Воина тут же распалось. Они выстроились двумя рядами и замерли, почтительно опустив головы. Высокая стройная женщина с коротко остриженными светлыми волосами и ярко-голубыми глазами приблизилась к Леониду и остановилась на расстоянии шага.

- Я знаю тебя, - сказала она. - Ты - Леонид, бывший библиотекарь правителя Фелота. Тебя обратила древняя вампирша, но сейчас ее здесь нет. Почему ты убежал от создательницы?

- Я… я… - Леонид зажмурился, не желая смотреть на светлеющий горизонт. Ему оставалось жить меньше часа, и вот как он должен умереть? В цепях? Среди сборища Следопытов?..

- Он погнался за рыжеволосой девушкой, госпожа, - ответил один из жрецов бога Воина. - Молодые вампиры любят ими лакомиться. Я сам ее к нему послал.

- Снимите с него цепи.

Через минуту Леонид стоял перед женщиной, оглядывая свои руки. Раны, оставленные серебром, будут заживать целую вечность… зато он свободен. Свободен! И может вернуться к создательнице!..

- Госпожа, бог Воин требует свою жертву, - сказал кто-то из Следопытов.

Вампирша - а в том, что она была вампиршей, и очень древней, Леонид не сомневался - прикрыла глаза ладонью и посмотрела на бледнеющий серп луны.

- Дитя, убежавшее от матери, не виновато в том, что оно неразумно, - рассудила она. - А мать, которая позволила ребенку убежать, заслуживает наказания.

- Нет! - взмолился Леонид. - Она ни в чем не виновата! Не причиняйте ей вреда!

- Глупый мальчик, - произнесла вампирша, нахмурившись. - Мы живем в темные времена. Мать, не способная за тобой уследить, не сможет научить тебя тому, как нужно выживать.

- Кто ты такая, чтобы вершить суд?! - сжал кулаки Леонид.

Женщина пожала плечами с таким видом, будто они обсуждали блюда, которые следовало подать к обеду.

- В темные времена выживают сильнейшие. Бог Воин рассудил, что твоя мать слаба. Но ты не должен повторять ее судьбу. Хорошо, что ты появился в моих землях. Мне нужен ученик. Да и библиотекарь не помешает.

- Я не хочу оставаться! Я хочу вернуться к матери…

- Мальчик, разве я спрашивала о твоих желаниях?

***

Вампирша Нави - или госпожа Нави, как к ней обращался Леонид - являла собой идеальный пример противоречивой природы древнего обращенного. Временами она была жестока, временами проявляла неожиданную заботу или даже любовь. Некоторые ее суждения казались ему поверхностными и глупыми, некоторые - глубокими и мудрыми. Хошех, город Следопытов, был построен у подножья горы. На горе находился замок, в котором обитала госпожа Нави. Леонид жил в каменной громадине на правах свободного существа. Первые несколько лун он часто бродил по лесам, а иногда доходил и до побережья: подолгу сидел и наблюдал за тем, как морские волны накатывают на песок. Леонид думал о матери. Где она сейчас? Нашли ли ее Следопыты? Если да, то удалось ли ей вырваться из их лап - или она уже мертва?

- Так дело не пойдет, мальчик, - однажды сказала госпожа Нави. - Ты живешь здесь так долго, но еще не видел моих книг. Возможно, это настроит тебя на доброжелательный лад.

Библиотека хозяйки замка не шла ни в какое сравнение с тем, что Леонид видел в доме правителя Фелота. Аккуратно сложенные свитки самых разных размеров занимали пять комнат от пола до потолка. Шестую комнату госпожа Нави называла «залом для чтения». Здесь она проводила много времени, изучая манускрипты, записывая что-то или размышляя, подолгу глядя в пространство.

- Мое богатство, - сказала вампирша, и Леонид услышал в ее голосе искреннее тепло. - Ты любишь книги, мальчик?

Слово «мальчик» приводило в недоумение - госпожа Нави была втрое младше него, когда получила бессмертие. Но человеческий возраст вампиров не волновал. Для нее он и вправду мальчик. Можно сказать, ребенок.

- Книги - это моя жизнь, - тихо ответил Леонид.

- Книги - это больше, чем жизнь. - Госпожа Нави подошла к одной из полок и поправила неровно лежавший свиток. - Я провожу в их обществе почти все время. Книги - прекрасные собеседники. Их не волнует, как ты выглядишь, смертен ты или бессмертен. Они открывают свою мудрость каждому, кто готов ее постичь, и ничего не просят взамен. И я дарю тебе власть над этим царством.

- Это самый ценный подарок, который я когда-либо получал, моя госпожа.

***

Внезапная смерть Нави[2] опечалила Леонида. Много весен он провел в замке в полном одиночестве, если не считать слуг - хотя те заглядывали в библиотеку все реже, а потом ушли восвояси. Если бы не книги, он, наверное, сошел бы с ума. Он питался запасами из замковых кладовых и выходил под звезды только для того, чтобы утолить другой, знакомый лишь вампирам голод. Как долго это могло продолжаться? Ответ на этот вопрос знают только боги.

Однажды ночью Леонид, изучавший трактат о знаменитых полководцах, услышал неясный шум за стенами замка. Когда он поднялся на стену, его глазам предстало ужасное и одновременно зачаровывающее в своей красоте зрелище: город Следопытов превратился в огромный костер. Но кто мог на него напасть? Вампиры? Темные эльфы? Служители Равновесия? Леонид даже не представлял, что творилось за границами его обители. Или замок следовало называть темницей, в которую он запер себя сам?

Орден Темной Змеи раскололся надвое, род янтарных Жрецов был почти уничтожен, обращенные убивали друг друга только потому, что половина из них умела жить под солнцем, а вторая половина не хотела учиться. Если бы Леонид удосужился выглянуть наружу, то стал бы свидетелем Великой Реформы - именно так впоследствии назовут этот период историки. Но выходить он не собирался, и первая весточка из внешнего мира явилась к нему сама.

Незнакомец подошел со спины. Подошел так тихо, что впору было принять его за вампира - только они могут ступать так легко и двигаться настолько бесшумно.

- «… и будут ваши дома преданы огню, и будут ваши жены лить слезы по своим мужьям, и будут ваши дети отданы в жертву чужим богам. Да не взойдут на этой земле посевы, да будет у вод этих рек и озер вкус пепла и крови. И да будет проклят воин, чье оружие обратится против моего народа».

У эльфа были длинные волосы цвета выгоревшего под солнцем песка и прозрачные серо-голубые глаза. Он выглядел вполне безобидно, если не обращать внимания на лук и колчан со стрелами. Наконечники стрел, видневшиеся из-за плеча эльфа, были серебряными. Но незнакомец явился не для того, чтобы его убить. По крайней мере, Леонид на это надеялся. Куда убийцы заглядывают первым делом? Куда угодно - но только не в библиотеку. А даже если и так, им и в голову не придет посмотреть, какая книга лежит на столе.

- Не удивительно ли? Кохаба - единственная женщина, упомянутая в трактате о великих полководцах, - произнес эльф. - Но в главах, посвященных ей, так много жестокости, что хватило бы на остальных героев книги.

- Женщины всегда жестоки, - ответил Леонид и не удержался от того, чтобы добавить: - Впервые встречаю воина, который цитирует наизусть трактат о великих полководцах.

- Кому же, как не воинам, интересоваться деяниями великих полководцев?

- Воины редко умеют читать… мой господин.

Эльф улыбнулся.

- Меня зовут Эрфиан, - представился он. - Когда-то я перечитывал книги из библиотеки этого замка десятки раз, некоторые знаю наизусть.

Леонид прищурился. Он не ослышался? Эльф и вправду назвал это имя?

- Ты не воин. Ты первый советник Анигара Справедливого, вождя деревни янтарных Жрецов.

- Теперь я просто Эрфиан, - поправил эльф.

- Но что ты делаешь по эту сторону Большой воды? И… что происходит там, внизу?

- О. Ты ничего не знаешь. - Эрфиан поправил на плечах широкий капюшон дорожного плаща. - Как нарек тебя создатель, мой господин?

Обращение «мой господин» в свой адрес Леонид не слышал еще ни разу. Кто называет господином обычного библиотекаря?

- Создательница назвала меня Леонидом.

Эльф подошел к зубцам стены и посмотрел на горящий город.

- Кем ты приходился хозяйке этого замка? - задал он следующий вопрос.

- Я был ее библиотекарем, первый советник.

- Я бы предпочел, чтобы ты называл меня по имени, но обращение «мой господин» тоже подойдет. Ты был ее библиотекарем и любовником?

Леонид почувствовал, как к щекам приливает кровь.

- О боги, нет!.. Я бы не посмел!

Эрфиан достал из складок плаща ожерелье из черного янтаря и показал его вампиру.

- Мне хотелось бы знать, надевала ли она это украшение в постели. Так, как делала раньше.

Смысл сказанного дошел до Леонид не сразу.

- О… право, не знаю. Мы не были любовниками. Я не лгу.

- Да. Она предпочитала молодых невинных юношей. Прости, если я тебя смутил.

- Ты знаешь, кто убил ее? - отважился спросить Леонид.

Бывший первый советник Эрфиан убрал ожерелье из янтаря, сложил руки за спиной и снова посмотрел на горящий город.

- Этой ночью в замке будет шумно, Леонид, - проговорил он, будто не услышав вопроса. - Я пригласил гостей. Ты любишь шумные пиры?

- Нет, мой господин, - честно признался вампир.

- Я распоряжусь, чтобы тебе оставили горячий ужин и привели человека. Когда мои гости уедут, мы поговорим. Нам нужно многое обсудить.

***

На вилле было непривычно тихо. Так тихо, что Леонид, обычно прятавшийся в библиотеке, рискнул не только побродить по коридорам втрое дольше обычного, но и проверить, что происходит на внутреннем дворе. Едва перевалило за полночь, и он ожидал увидеть жрецов сладострастия и темных эльфов, сидящих в кружок, но там не было ни души. Выглядело это так, будто всех поразила смертельная болезнь. Взволнованный Леонид отправился в покои Великого и поднял хозяина виллы с постели. Хорошо, что тот не успел уснуть. Библиотекарь занимал привилегированное положение среди слуг, но такого ему бы не простили. Великий читал один из трактатов по темной медицине. Пламя свечей в канделябре, стоявшем на полу возле кровати, колыхалось, легкий ветерок приносил из сада сладкий запах цветов.

- Да, Леонид?

Хозяин виллы был недоволен внезапным вторжением, но не уходить же прямо сейчас, просто повернувшись к нему спиной?

- Я отвлекся от работы потому, что в этих стенах тихо, Великий, - сказал библиотекарь.

- Этот вопрос ты мог задать кому угодно. К примеру, Давиду.

- Его я тоже не нашел, иначе расспросил бы обо всем.

Великий посмотрел на Леонида поверх свитка и улыбнулся.

- Думаю, во всем виновата наша гостья.

- Вавилонянка Дана в дурном настроении?

- Хорошо, что ее тут нет, иначе бы это тебе с рук не сошло. Наша гостья - оборотень.

Сперва Леонид решил, что ослышался.

- Оборотень? - переспросил он. - Ты хочешь сказать, что гости спрятались… потому что к нам приехала женщина-оборотень?..

- Что ты знаешь об оборотнях?

Великий любил отвечать вопросом на вопрос в самые неподходящие моменты. Когда-то эта привычка сводила Леонида с ума.

- Я знаю о них достаточно для того, чтобы не бояться.

- А о женщинах-оборотнях?

- Они намного опаснее, чем мужчины, но о них рассказывают слишком много сказок.

- Очень хорошо, - с удовлетворенным видом кивнул хозяин виллы. - Тогда, надеюсь, ты не откажешься принести ей еду. Давид наотрез отказался, Мукти и слышать об этом не хочет, а поварята убежали в чулан.

Леонид смущенно покашлял.

- Может, мне стоит пригласить ее к столу, Великий? Я попрошу накрыть в малой трапезной…

- Она очень слаба, и вставать с кровати в ближайшие несколько дней ей не стоит. Завтра я прикажу собрать свежие травы и приготовлю для нее отвар, восстанавливающий силы. Хотя, судя по поведению слуг, это мне придется делать самому. Ты свободен, Леонид.

- Только одна просьба... - Библиотекарь выразительно посмотрел на трактат по темной медицине.

Великий поджал губы.

- Я верну его.

- Вчера ты его не вернул.

- А сегодня верну. Отправляйся на кухню. Гостья предпочитает горячую еду.

***

Мукти, вампира, во власть которого Великий отдал одно из самых священных - для гостей - и самых бесполезных - для него, потому что он редко притрагивался к чему-то, кроме фруктов - помещений, кухню виллы, Леонид ожидал застать за работой. Веселый, живой, больше похожий на шустрого мальчугана, чем на обращенное существо, с копной черных непослушных кудрей, он не мог спокойно сидеть на месте и всегда находил себе занятие, будь то приготовление особого блюда, нарезка фруктов или перебирание только что сорванной зелени. Во дворе виллы Муки появлялся редко, еще реже - в трапезной, предпочитая есть в одиночестве или в компании поварят, и Великий каждый раз выговаривал ему, что это неправильно. На смуглокожего красавца, заглядываются дамы, а его интересуют только плошки, корзины и специи. Мукти отнекивался, говоря, что слишком занят и не сможет уделять подруге достаточно внимания. Но сегодня молодой вампир сидел за столом и пил горячее вино. Вид у него был мрачный.

- Чего надо? - встрепенулся кухонный властелин, заметив вошедшего Леонида.

- Великий сказал, что гостья должна поужинать, - ответил библиотекарь. - По его словам, она предпочитает горячую еду. Но ты занят вином, а не работой, так что мне, наверное, придется подождать?

Мукти медленно отставил деревянную кружку.

- Горячая еда у меня есть, - заговорил он. - Но ты сам понесешь ее гостье. Я даже за порог кухни не выйду. - Вампир помолчал и добавил категоричным тоном: - Не выйду за порог кухни до тех пор, пока она не уберется с виллы, так и знай.

С этими словами повар встал и направился вглубь комнаты, достав из-под стола большую корзину. Загремела посуда, что-то с оглушительным звоном упало на пол. Мукти произнес несколько слов на чужом языке, судя по тону, явно не предназначавшихся для женских ушей. Откуда он родом? Ах да, из Египта. Арабский. Этот язык в свое время Леонид так и не выучил. А все потому, что редко бывал на базаре в Фелоте, прохлаждаясь в библиотеке. Треть торговцев, жителей Большой пустыни, говорила по-арабски.

- Необращенная женщина заставила всех жителей виллы разбежаться по своим комнатам, - произнес Леонид, пытаясь разглядеть Мукти за паром, валившим из большого котла. - А я уж было испугался, что гостей поразил жуткий мор.

Молодой вампир вынырнул из клубов пара и поставил корзину на стол.

- Кроличьи ножки, буханка хлеба, головка сыра, ягоды, апельсины и персики, - описал он будущий ужин волчицы. - А теперь проваливай - и закрой за собой дверь.

***

Гостье выделили покои в южном крыле виллы. Младший каратель Винсент, в последнее время навещавший Великого с завидной регулярностью, похвалил бы этот выбор: он прятался от шума и чрезмерного веселья гостей, а тяжелые дубовые двери здешних спален закрывались крепко и не пропускали ни единого звука. Волчице досталась угловая комната, которую любила занимать другая гостья виллы, Луноликая Веста, сестра Вавилонянки Даны. Помещение походило на монашескую келью: маленькое окно, из мебели - только кровать, небольшой стол и два низких деревянных табурета. Зимой для сохранения тепла стены украшали гобеленами, которые в изобилии ткали светлые эльфийки из соседних деревень. Сейчас шерстяные картины лежали в одном из чуланов, щедро посыпанные особым порошком, отгоняющим насекомых.

Переступив порог комнаты, Леонид замер в нерешительности. Несмотря на то, что ночь выдалась теплой, в спальне растопили очаг: языки пламени плясали на поленьях в маленькой каменной нише. На подоконнике теплилась свеча на медном блюдце, почти утонувшая в лужице расплавленного воска. Вампир осторожно потянул носом воздух. Целебный отвар из трав. Горящее дерево. Подогретое со специями вино. Аромат цветущих деревьев из сада. Но ни намека на эмоциональный запах.

Женщина лежала на животе, свесив одну руку с кровати. Первым, что приковало внимание Леонида, были ее волосы. Длинные, темно-каштановые, блестящие. Одеяло волчица сбросила на пол, и пряди, похожие на дорогой заморский шелк, окутывали ее фигуру подобно диковинному платью. Кожа у гостьи была оливковой, а тело могло бы принадлежать одной из древнеримских богинь: стройное, подтянутое, с хорошо проработанными мышцами.

- Госпожа, я принес ужин, - тихо, почти шепотом, сообщил о своем приходе вампир.

Волчица даже не пошевелилась. На мгновение Леонид испугался: жива ли она? Но женщина дышала. Медленно, как тяжело больное существо. Как раненый волк, подумал вампир. Он подошел к кровати, поставил на пол корзину с ужином и уже приготовился выпрямиться, но не успел. Рука, которая могла принадлежать мужчине, привыкшему держать оружие, но никак не женщине, схватила его за шею и прижала к полу, лишив возможности двигаться. Мгновение спустя Леонид краем глаза уловил голубой блеск храмового серебра и почувствовал прикосновение холодного металла к виску.

- Кто ты такой? - последовал вопрос.

Волчица задала его таким тоном, будто они знакомились на ужине у Великого, сидя за столом и распивая вино.

- Меня зовут Леонид, госпожа. Я библиотекарь хозяина виллы.

- Ты мог оставить еду и уйти. Но вместо этого ты пялился на меня целую вечность. Чего тебе надо?

- Госпожа красива. Мужчины всегда смотрят на красивых женщин.

Гостья и не думала ослаблять хватку. Леонид гадал, хватит ли у нее духу убить его прямо здесь. Вряд ли. Если решит воспользоваться оружием, то, скорее всего, оставит шрам на память. Где-нибудь на видном месте. К примеру, на щеке. И ему нравилась эта мысль, хотя любой другой пришел бы в ужас и уж точно не стал бы хвастаться шрамом, оставленным женщиной. Тем более, необращенной.

- Что в корзине?

- Кроличьи ножки, сыр, хлеб и фрукты, госпожа. Только что с кухни. Великий сказал…

- Давай сюда проклятую еду, иначе я поужинаю тобой.

Когда Леонид поднялся с пола, волчица уже сидела на кровати в обнимку с корзиной и изучала ее содержимое. Она выглядела именно так, как в представлении вампира должны выглядеть женщины-оборотни: лицо с грубоватыми чертами, широкими скулами и слишком массивным подбородком. Красивой бы ее никто не назвал, равно как и привлекательной, но было в гостье что-то, не позволявшее Леониду отвести взгляд, хотя видят боги - он пытался.

- Или сядь, или проваливай, - бросила ему женщина, доставая из корзины кроличью ножку.

Вампир понимал, что лучшим выбором будет второй вариант, но вместо этого опустился на деревянный табурет. Лазурные глаза волчицы, в которых светился красный огонек, скользнули по лицу библиотекаря без видимой заинтересованности, и она принялась за свой ужин. Кроличьи ножки исчезли так быстро, будто их поглощала компания голодных мужчин. За ними последовали сыр и хлеб. Волчица ела, едва прожевывая пищу, торопливо глотала и принималась за следующую порцию. На болезненно бледных щеках появился нежный румянец, тени под глазами стали менее заметными.

- Ешь, - протянула она Леониду персик.

Вампир вздрогнул и помотал головой.

- Нет, благодарю, госпожа. Я не голоден.

- Ты что, совсем не ешь обычную еду? Из этих, да? - прищурилась гостья, откусывая от персика. - Охотишься, как в древности, и жутко этим гордишься?

Леонид снова помотал головой, и волчица рассмеялась. Смех у нее был низким, грудным. Под стать внешности.

- Скромный, - подытожила она, проглатывая остатки персика и откидываясь на подушки. - Можешь убираться. И корзину не забудь. Я буду спать.

Вампир уже приготовился встать, но гостья остановила его решительным жестом.

- Как, говоришь, тебя зовут?

- Создательница дала мне имя «Леонид», госпожа.

- Где сейчас твоя создательница?

- Я не знаю. Возможно, она мертва.

Волчица подняла с пола одеяло и под пристальным взглядом Леонида укуталась до самого подбородка.

- Она не рассказывала тебе, что женщины-оборотни опасны?

Губы вампира против его воли растянулись в улыбке. Он запоздало подумал, что подобные вольности стоит придержать для более спокойных гостей - или хотя бы для тех, кто не прячет под подушкой кинжалы из храмового серебра - но темноволосая красавица, похоже, сменила гнев на милость.

- Я провел в мире книг всю жизнь, госпожа. И знаю, что большинство историй - вымысел. Нет лучшего учителя, чем опыт.

Волчица вернула Леониду улыбку. Широкую, искреннюю, пусть и немного настораживающую.

- Ты на самом деле так считаешь? - поинтересовалась она. - Или просто цитируешь очередной глупый трактат?

- Я не привык бросаться словами, госпожа. Я знаю их истинную силу. А тот, кто знает истинную силу чего бы то ни было, пользуется ей с умом и осторожностью.

- Похоже, Эрфиан говорил правду, - произнесла волчица фразу, смысл которой Леонид так и не постиг, а потом подняла руку и легко согнула пальцы в приглашающем жесте. - Подойди, библиотекарь. Хочу получше тебя рассмотреть. Узнать, на самом ли деле ты красивый мужчина - или моя слабость шутит со мной дурные шутки.

- Прошу прощения.

Грубый окрик не подействовал бы на Леонида так, как тихий голос Великого, донесшийся со стороны двери. Вампир вскочил и обернулся. Хозяин виллы успел переодеться - теперь на нем была длинная тога из белоснежного шелка. В руках он держал кубок с горячим вином, а к запястью был привязан маленький льняной мешочек.

- Оставь нас с гостьей наедине, Леонид, - обратился он к библиотекарю.

- Уже ухожу, - поклонился вампир.

Великий занял его место на деревянном табурете возле кровати. Выходя, Леонид услышал фразу, обращенную к волчице:

- Как себя чувствует моя госпожа? Ужин пришелся ей по душе?

- Ты не дал мне закончить, - упрекнула его гостья. - С каких это пор ты лишаешь гостей десерта?

- Ты отказалась от фруктов, - напомнил Великий.

- Как всегда, подслушиваешь.

- Боги даровали твоему покорному слуге слишком хороший слух. Я сижу здесь и знаю, о чем говорят в противоположном крыле виллы.

- Ты не дал мне закончить, - упрямо повторила волчица.

- Моя госпожа слишком нетерпелива. Она знает, что каждый гость на этой вилле рано или поздно получает свой десерт.

***

Великий появился в библиотеке в предрассветный час.

- Я принес нашей гостье лекарство и снотворный порошок, - сообщил он библиотекарю. - Она задремала.

Леонид, переписывавший свиток, отложил перо.

- Великий сидел у ее постели почти всю ночь? - удивленно поднял брови он.

Вместо ответа хозяин виллы положил на стол трактаты по темной медицине.

- Я обещал вернуть их.

Вампир сдержанно кивнул, взял книги и направился к нужным полкам. Великий смотрел ему в спину так пристально, будто намеревался прожечь в своем слуге дыру.

- Многие мужчины, обращенные и необращенные, рассказывают друзьям или случайным собеседникам о своих любовных похождениях, - заговорил он, изучая написанные библиотекарем строки. - Вампирши, темные эльфийки, светлые эльфийки, жрицы сладострастия. И только один персонаж отсутствует в этих историях. Женщина-оборотень.

Свитки подло выскользнули из пальцев Леонида, и он, тихо выругавшись, наклонился за ними.

- Отчасти потому, что среди оборотней женщины - большая редкость, - продолжал Великий. - В противном случае девочки бы передрались за право встать во главе стаи, и в итоге перебили бы друг друга. Отчасти потому, что женщины-оборотни сами выбирают себе мужчин. Необращенные думают, что истинная пара для них - другой необращенный. Вампиры смотрят лишь на других обращенных, за редким исключением. А женщины-оборотни рождены с осознанием того, что и смертные, и бессмертные мужчины принадлежат им, и что они могут получить любого, кого захотят.

- Я слышал об этом, Великий, - ответил вампир, возвращаясь к столу. - Но разве в прошлом янтарные Жрицы вели себя иначе?

- Она могла выбрать любого обращенного, но выбрала темного эльфа, - ответил хозяин виллы, по своему обыкновению проигнорировав вопрос. - Разве это не обидно?

Леонид снова взял перо.

- Мне нужно закончить работу до рассвета, Великий.

- Он смотрит на нее так, что даже я начал ревновать, пусть и знаю, что у меня нет никаких шансов. Впрочем, пустое. - Он легкомысленно махнул рукой. - Спать я уже не лягу. Пожалуй, прогуляюсь по саду. В предрассветной тишине он чудо как хорош.

Вампир окликнул хозяина виллы, когда тот выходил из дверей библиотеки.

- Как ее зовут? - спросил он.

Великий остановился, но оборачиваться не стал.

- Она не назвала тебе своего имени? Впрочем, вежливости от женщин-оборотней ожидать не стоит. Точнее, они проявляют ее, но весьма своеобразно.

- Угрожают кинжалом из храмового серебра, например.

Леонид понял, что сказал лишнее, но Великого это позабавило.

- Очень похоже на Айю. - Он выдержал паузу. - Ох, кажется, я выдал маленький секрет нашей гостьи. Надеюсь, ты не расскажешь ей об этом. В противном случае на месте существа, которому будут угрожать кинжалом из храмового серебра, окажусь я.

Айя. Вот как ее зовут. Странное чужеземное имя. Леониду захотелось услышать, как его произносит сама волчица. Ему хотелось услышать, как она произносит и его имя. Как задает очередной невежливый вопрос, уверенная в том, что получит ответ. Он вспомнил, как ее длинные тонкие пальцы легко согнулись, приглашая его подойти ближе.

- Десерт, - пробормотал Леонид.

- Да, красные апельсины и вправду уродились на славу, - кивнул Великий. - Пожалуйста, не убирай далеко свитки, которые ты переписываешь. Вечером они мне понадобятся.

[1] Фелот - город на побережье Красного моря, расположен на территории современного Йемена. Помимо базарных дней, в древности был знаменит тем, что в его округе находился один из самых больших храмов богини сладострастия.

[2] Подробнее см. Цикл книг «Право выбора».

Вперед, к девятой главе


promo era_elto february 13, 2016 00:01 16
Buy for 10 tokens
Мне до сих пор не верится, что я это делаю. Что мы это делаем. Но мы это делаем. Также, как пишем уже три года. Также, как финалим книги за два месяца. Также, как делим, не деля персонажей, и вкладываемся в мир. Также, как пишем по ночам, хотя утром на важнейшую встречу, параллельно финаля…

Comments

( 2 комментария — Сказать )
zamok_v_lesu
28 фев, 2019 23:59 (UTC)
Красивый замок на картинке. Эх, люблю я замки всё-таки. :)

Какой влюбчивый Леонид. :) Интересно, кто его создательница, жива ли она? И что же случилось с Нави? Получается, Нави, будучи вампиршей, ненавидела других вампиров и была главой ордена охотников на них? И не Эрфиан ли их истребил?

>>>- Мальчик, разве я спрашивала о твоих желаниях?

Бедный-бедный Леонид. :)

>>> «… и будут ваши дома преданы огню, и будут ваши жены лить слезы по своим мужьям, и будут ваши дети отданы в жертву чужим богам. Да не взойдут на этой земле посевы, да будет у вод этих рек и озер вкус пепла и крови. И да будет проклят воин, чье оружие обратится против моего народа».

Звучит как магический заговор.

>>>Если решит воспользоваться оружием, то, скорее всего, оставит шрам на память. Где-нибудь на видном месте. К примеру, на щеке. И ему нравилась эта мысль, хотя любой другой пришел бы в ужас и уж точно не стал бы хвастаться шрамом, оставленным женщиной. Тем более, необращенной.

Леонид, Леонид. Это видимо карма у него такая, связываться с женщинами, которые его не спрашивают. :)

>>>- Вампирши, темные эльфийки, светлые эльфийки, жрицы сладострастия. И только один персонаж отсутствует в этих историях. Женщина-оборотень.

Эрфиан решил пополнить свою коллекцию? :)

>>>- Он смотрит на нее так, что даже я начал ревновать, пусть и знаю, что у меня нет никаких шансов.

Но я так понимаю, она Эрфиана отшила?
era_elto
1 мар, 2019 15:07 (UTC)
>> Какой влюбчивый Леонид.

Да он просто женщин почти не видел. Ну и, кроме того, посмотреть там явно было на что ))) Возможно, и жива создательница. Но, скорее всего, нет. В те времена и вправду неспокойно было с этими охотниками за вампирами... они многих убили. А, может, и вправду жива. Где-нибудь себе тусит спокойно. И новыми детками обзавелась. Древние вампирши - они такие, любят, когда много деток )

>> И что же случилось с Нави?

С Нави случилась печальная история, ее убил как раз бывший охотник за вампирами. Но он потом за это поплатился сполна.

>> Получается, Нави, будучи вампиршей, ненавидела других вампиров и была главой ордена охотников на них?

Да, верно. Она основала орден Следопытов, охотников на вампиров, которые поклонялись богу Воину. Следопыты жили в городе под горой, где располагался ее замок. В свое время Эрфиан узнал об этих охотниках, и это было одной из причин их ссоры. Ну, а так... сложно все с этой точки зрения у Нави, детская травма у нее, можно сказать.

>> И не Эрфиан ли их истребил?

Хех ) Нет. Но он был чуток к этому причастен. Истребили их вампиры. А Эрфиан за участие в этом действе и за посильную помощь, которую он им оказал, получил замок Нави как трофей. Вот такой ему подарок сделал глава клана, с барского плеча, так сказать.

>> Звучит как магический заговор.

Все так. Она же была янтарной Жрицей, как считают темные эльфы, одной из первых. А у этих созданий магия в крови, и сегодня тоже. А в те времена - и подавно.

>> Леонид, Леонид. Это видимо карма у него такая, связываться с женщинами, которые его не спрашивают. :)

Ахах ))) Да, видимо ))) но, кажется, он не против ))) скорее, наоборот - очень рад такому раскладу ))))

>> Эрфиан решил пополнить свою коллекцию? :)

Эрфиану пора бы уже губу закатать. Тем более что орешек этот ему не по зубам )

>> Но я так понимаю, она Эрфиана отшила?

Кто знает. Может, и так. А, может, он и не пытался. Волчицы - они все же слишком дикие... тем более что у него недостатка в дамах нет.
( 2 комментария — Сказать )






Яндекс.Метрика





Метки

Разработано LiveJournal.com