?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


В предыдущих сериях:Глава первая, в которой на голову старшего карателя Эрфиана внезапно сваливается подарок от Магистра. И пока что он не знает, что с ним делать. Но это пока.

Глава вторая, в которой мы знакомимся с Лотаром и со Сновидцем Дитом, а также с первым советником Ирфином (да-да, совпадение имен - не случайности) и его супругой, прекрасной Деей.

Глава третья, в которой Эрфиан пытается понять, что же ему делать с подарком от начальства, а младший каратель Винсент, заглянувший к нему в гости, становится отличным инструментом для привлечения внимания разозлившейся Даны.

Глава четвертая, в которой знакомимся с принцессой Тирой (ей предстоит сыграть оооочень важную роль в истории), а также с ее дядей Дарианом. И, конечно же, с братом Тиры, принцем Тором.

Глава пятая, в которой читатель, не знакомый с Эрфианом, может убедиться в том, что в свое время он был первым советником аж двух вождей не за красивые глазки. За один день он успевает провести деловую встречу, озаботиться вопросом поиска подруги для своего библиотекаря, обзавестись собственной подругой (впрочем, это не совсем корректный термин, когда речь заходит о вампирах его типа)... а также написать деловое письмо и задумать заговор. Точно так, это спойлер.

Глава шестая, в которой мы узнаем ответы на вопросы вроде "а при чем тут принц?" и "а какую роль в истории сыграет дядя Тиры?"... или, по крайней мере, часть ответов.

Глава седьмая, в которой мы узнаем, что принц Тор жив-живехонек (но его ожидают приключения!)... и знакомимся с Айей, а также с ее, кхм, стаей.

Глава восьмая, в которой мы наконец-то знакомимся с библиотекарем, о котором уже не раз упоминали персонажи, а также грустим вместе с Айей по поводу того, что у нее в последний момент отобрали желанный десерт (не волнуйтесь, она его получит). Также в этой главе есть чуть-чуть вампирши Нави. Было очень приятно писать ее после долгого перерыва!

Заметки к роману

Часть первая. Вампирша Нави.

Часть вторая. Эта загадочная Кесария.

Всем добрый мур!

Последний день зимы, друзья, самый короткий месяц в году подошел к концу. Искренне верю в то, что вы уже начали возрождаться вместе с природой, полны вдохновения и сил и готовы к великим свершениям. И мы, разумеется, тоже. Кто говорил "возрождение"?! Мы возобновили ведение аккаунта Эры Эльто в Instagram. И, пользуясь случаем, напоминаю, что самые свежие новости вы можете узнавать первыми:

- на нашей странице на Facebook;

- в нашей группе ВКонтакте.

А теперь - долгожданное обновление "Лунной тени". Надеюсь, вы готовы прогуляться по мрачному ночному лесу, где бессильна даже магия? Ну, да не переживайте вы так. У вас будет достойный проводник.

Глава девятая, в которой мы знакомимся с первым советником Ирфином. А Ирфин, в свою очередь, знакомится со Сновидцем Дитом... еще раз. С той ипостасью характера Сновидца Дита, о которой он, похоже, и не подозревал.

Иудея, Палестина

Ни одно темное существо, обращенное или необращенное, не сомневается в своей природе. Светлые эльфы уверены в том, что они светлые эльфы, вампиры знают, что они вампиры, оборотни с детства осознают себя оборотнями. Великой Тьме было угодно поселить Ирфина в теле темного эльфа, но он бы солгал, сказав, что считает себя таковым. Наверное, так оно и бывает в тех случаях, когда твоя мать принадлежит к древнему угасшему роду, историям о котором сегодня никто не верит, а отца ты и в глаза не видел. Он родился в храме Светлой сестры, построенном янтарной Жрицей Энлиль, и вплоть до пятнадцатой весны, темного совершеннолетия, не выходил за его пределы. Его обучали чтению и письму, древним наречиям и современным языкам, математике и астрономии, врачеванию и искусству владения оружием, но в маленьком мирке Ирфину было тесно.

Он редко говорил с наставниками (некоторые из них думали, что мальчик болен, ведь дети обычно много говорят и задают вопросы) и любой компании предпочитал одиночество. Одиночество означало, что он может сосредоточиться на своих мыслях. А мысли уносили далеко, в придуманные им миры, для них не существовало границ. В мечтах Ирфин видел неприступные вершины в северных землях, покрытые чистым снегом, ел странные блюда при дворе правителя страны огнепоклонников, отправлялся в опасное плавание по Большой воде, пересекал Великую Пустыню и встречал там джиннов, существ, сотворенных богами из бездымного огня. Он бродил по подземельям Темного Храма, летал на серебряных драконах, говорил с Предсказательницей Марией, которая сидит в святилище, комнате с холодным голубым пламенем.

Возможно, его жизнь сложилась бы иначе, получи он другое воспитание. Одной из его наставниц была Аллаат, личная служанка матери. Ей Ирфин доверял самые сокровенные тайны и задавал самые важные вопросы. Аллаат знала все ответы, помимо одного. Как-то раз он спросил: «Как ты думаешь, кто я?». Красавица-служанка погладила его по волосам. «Ты тот, кем решишь стать», - сказала она. «Разве я не должен быть темным эльфом? - удивился Ирфин. - Ведь моя мать - темная эльфийка, в ней течет кровь янтарных Жрецов». «Кровь - это еще не все, - ответила Аллаат. - Если бы кровь определяла, кем мы станем, мир был бы другим». «Он был бы лучше», - сказал Ирфин. «Нет, - покачала головой служанка. - Он был бы лучше, если бы все понимали, что могут стать кем угодно, вне зависимости от крови».

К тому времени Аллаат прожила на свете много весен, но она ошибалась. Ирфину очень хотелось стать самым обычным темным эльфом. Не проходило и дня без того, чтобы он не вспомнил об этом желании. Знай он ответ на вопрос «кто я», жизнь была бы проще. Он не пережил бы и сотой доли приключений, которые припасла для него судьба… но и всех кошмаров, с которыми ему пришлось повстречаться, не случилось бы.

Говорят, что, становясь старше, ты жалеешь о том, что прожил скучную жизнь. Ирфин не имел привычки о чем-либо жалеть. До той ночи в деревне. Он мог бы убить юнца. Видят боги - он сделал бы это, не задумываясь. Но Лотар остался в живых. И, если мысль о том, что Дея мертва, причиняла Ирфину боль, то мысль о ее убийце, гуляющем на свободе, делала эту боль невыносимой.

***

Иллария спала, свернувшись клубком под дорожным плащом. Растрепавшиеся волосы упали ей на лицо, пряди прилипли к влажным щекам. Ирфин присел на колени рядом с дочерью и прикоснулся к ее плечу. Иллария тут же открыла глаза и испуганно вскрикнула.

- Не бойся.

- Отец. - Она облегченно выдохнула и снова положила голову на прикрытые плащом ветки, служившие ей подушкой. - Мне снился дурной сон.

- Какой?

- Мама… - Ее губы задрожали, по щекам потекли слезы, и она вытерла их тыльной стороной ладони, оставив на коже грязные разводы. - Я боюсь. А если вампиры нагонят нас?

- Не нагонят, - уверил ее один из воинов, сидевший у костра.

- Как по мне, пусть приходят, - возразила эльфийка в черной коже, доедая ножку жареного кролика. - Любой воин знает: лучшее средство для крепкого сна - хорошая драка. Мы наподдадим им так, что они вспомнят имена своих создателей.

- Не успеют, - рассмеялся воин. - Ты встречала мертвого вампира, вспоминающего о своем создателе?

Ирфин поцеловал Илларию в лоб и поднялся.

- Хватит разводить пустую браваду, - обратился он к эльфам. - Ложитесь спать. Завтра выходим на рассвете, и путь предстоит долгий. Пойдем в гору, и будем идти до тех пор, пока силы не закончатся.

- Умеешь ты мучить, первый советник, - вздохнула эльфийка. - Сразу видно, что твоей бабушкой была сама Царсина Воительница. Вот кто не знал жалости.

- Жалость убивает лучше тысячи клинков из храмового серебра.

- Твоя правда, - кивнул воин. - Бесса, - обратился он к эльфийке, - нам и вправду пора спать. Ложись, а я проверю, как там караульные, отнесу им еды - и вернусь.

- Согрею тебе местечко, - улыбнулась эльфийка, сворачиваясь под плащом. - Но не задерживайся. А то выберу кого-нибудь другого.

Ирфин помог воину собрать остатки еды. Пищу отнесли караульным: трое сидели на холме, четверо обходили маленький лагерь беглецов по периметру, всматриваясь в темноту. Сегодняшнее место для ночлега в низине было не самым удачным. Если вампирам взбредет в голову следовать за ними, они как на ладони. Еще и костер разожгли. Но они и так шли практически без остановок двое суток, а в то, что обращенные бросятся в погоню, Ирфин не верил. Скорее всего, уже вернулись в клан и пируют, отмечая прекрасную охоту.

Не время думать об обращенных. Нужно отдохнуть. Всем - и ему, в том числе. Путь до земель карателя Эрфиана будет тяжелым.

- Думаю и гадаю, долго ли нам тащиться до флорентийских холмов, - отозвался на его мысли воин.

- Долго.

- Если ты и вправду поклоняешься темным богам, самое время попросить их о помощи, Ирфин.

Из всех эльфов-беглецов только он называл первого советника по имени. Воин был одним из младших сыновей хранителя знаний и походил на тех мужчин, которые оберегали покой храма Светлой сестры. Ирфин помнил их грубые шутки, доброе отношение друг к другу, неловкие попытки опекать мальчика, единственного ребенка среди толпы жриц. Воины приносили ему собранные в лесу орехи, учили играть в го, игру с перекладыванием камешков-армий, а однажды даже дали попробовать синего вина, которое так любили. Оно оказалось таким крепким, что Ирфин не смог выпить больше одного глотка, и воины над ним от души посмеялись. Они были высокими, статными, носили длинные волосы, заплетенные в косы, как эльфы из армии янтарных Жрецов. И каждый из них мог выстоять против десятка вампиров. Ирфин часто наблюдал за тем, как они оттачивают свое искусство на внутреннем дворе храма. В ход шли не только парные клинки, но и магия.

- Великий здорово разозлится, узнав о произошедшем, - вновь заговорил воин.

- Он уже знает. Мы жили неподалеку от Темного Храма, а такие вести распространяются быстро.

- Ты думаешь, он примет нас?

Ирфин не ответил, и воин задал следующий вопрос. Вопрос, который - первый советник был готов в этом поклясться на чем угодно, будь то имя одного из древних богов или имя его покойной матери - вертелся на языке у всех беглецов.

- Мы могли бы обратиться за помощью к Луноликой Весте. Ее найти проще, она живет в соседних землях. Почему Эрфиан?

- Тебе не станет легче, если ты услышишь правду.

Воин озадаченно хмыкнул и поправил кожаный пояс с оружием.

- Поговаривают, что вы родственники.

- Моя мать приходилась ему сводной сестрой. С точки зрения янтарных Жрецов, между нами нет никакой связи. С таким же успехом я могу утверждать, что являюсь племянником Наамана Жреца. Но это было давно. Теперь он - служитель Равновесия, а я…

Ирфин осекся, подыскивая ответ. Когда-то он был сыном янтарной Жрицы Энлиль, основательницы культа Светлой сестры, ребенком, которого она чаще боялась, чем любила. Потом - странником, прошедшим половину мира в поисках новой деревни темных эльфов. Потом - чужаком в этой деревне, постоянно ловившим на себе косые взгляды и слышавшим за спиной проклятия. Потом - первым советником, правой рукой Жреца Орлина. Он был мужем. Был отцом. Взял на руки нескольких внуков. И в одну ночь потерял все, что так долго строил. Кто он теперь? Никто. Так называют себя Безликие, наемные убийцы, принадлежащие к тайному ордену. Охотники, преследующие свою жертву и растворяющиеся во тьме.

Вот кто он. Он охотник. Он охотится за существом, посмевшим отобрать у него самое дорогое - и оно расплатится сполна.

- Мы должны были вернуться за остальными, - нарушил молчание воин.

- Мы возвращались дважды, - возразил Ирфин. - Это слишком рискованно. Вампиров нет, но могут появиться Незнакомцы.

- Слава богам, стаями они не ходят. - Он зевнул и потянулся. - Бесса права, надо прикорнуть на часок. Кстати. А как мы переберемся через море?

- На корабле, конечно же.

И без того бледное лицо воина приобрели землистый оттенок, и он страдальчески изогнул брови.

- Нет. Однажды я уже плавал на этой жуткой посудине. Во второй раз меня туда никто не затащит!

- Твоим мнением я не интересовался, Валид. В противном случае ты узнал бы об этом первым. А теперь возвращайся и проверь, не нужно ли сменить повязки раненым.

- Ты не собираешься поспать?

- Прогуляюсь по лесу. Погода чудная. Почему бы не размять кости?

Воин бросил на Ирфина подозрительный взгляд, но лишь коротко кивнул и, развернувшись, быстрым шагом направился к лагерю.

Храм Светлой сестры был окружен лесами. Первый советник много раз сопровождал наставников, рассказывавших ему о целебных растениях, ягодах, плодах и съедобных грибах, и воспринимал тенистые поляны и мрачные чащи как второй дом. Даже в незнакомых лесах он ориентировался с закрытыми глазами. Никакой магии - смотри внимательно, вдыхай запахи и слушай звуки. Бредя по мягкой траве, Ирфин напрягал слух, но лес окутало плотное покрывало тишины. Ни шороха, ни намека на уханье сов или свист ночных птиц. Он невольно сжал в кулак правую руку, пальцы которой были затянуты в тонкую кожаную перчатку. Кожу покалывали крохотные иголки. Рядом опасность - или у него расшатались нервы? Немудрено: после всего, что они пережили за последние дни, любой поседел бы от ужаса. Но разве эта магия - его личная магия, дар, который он после долгих попыток наконец-то приручил - может обмануть?

Большая птица сорвалась с одного из деревьев и пролетела над головой Ирфина. Потревоживший воздух взмах крыла заставил первого советника положить руку на пояс с оружием. С кем он собирается сражаться в чаще? Здесь и развернуться негде. Если со спины подкрадется Незнакомец, он оторвет жертве голову еще до того, как она подумает выхватить из ножен серебряные клинки. Ирфин остановился и сделал несколько глубоких вдохов. Так, как учил его один из воинов-наставников. «Ты - глубокая спокойная вода», - говорил он.

Что бы сказал Валид при упоминании о глубокой спокойной воде? Она прекрасна, если смотреть на нее со стороны. Но одна мысль о том, что нужно подняться на палубу корабля, а потом отплыть так далеко, что берег скроется из виду, пробуждала в храбром воине первобытный ужас. Когда Ирфин впервые отправился в путешествие на деревянной посудине, он и сам чуть не умер от страха. Но люди и темные существа намного сильнее, чем думают. И рано или поздно привыкают ко всему. Проходит все, говорила Аллаат: и боль, и радость. Что бы ни происходило, жизнь всегда идет вперед, время не останавливается ни на мгновение. В этом есть что-то утешительное, но только для тех, кто знает, зачем живет.

- Первый советник. Так к тебе теперь обращаются? Или следует сказать «обращались». Ведь теперь нет ни деревни, ни совета.

Ирфин обернулся на звук спокойного голоса. Незнакомец был невысоким - полы длинного черного плаща стелились по траве, и ему приходилось придерживать их во время ходьбы. Внешне он выглядел юношей, едва встретившим семнадцатую весну: кудрявые золотые волосы, фиалковые глаза, тонкие черты лица.

- Дит Сновидец, - кивнул юноше Ирфин, вспомнив его имя. - Вот куда нелегкая занесла вечного странника? В чащу леса? В этих местах неспокойно.

Вампир сделал пару шагов вперед. Плащ тихо зашуршал.

- Если так, почему же ты, необращенный, гуляешь здесь? - Он склонил голову на бок. - Ах да. Тебя хранит твоя магия. Жаль, что она не уберегла прекрасную Дею. Ты до сих пор называешь это даром? Или признал правду и говоришь «проклятие»?

Не дождавшись ответа, Дит Сновидец улыбнулся и развел руками.

- Какая печальная судьба, - сказал он, изображая скорбь. - Она и вправду была красива. Ты так долго добивался ее. Помнишь, первый советник? Она раз за разом отсылала тебя прочь, но ты был упрям. Ты всегда был упрям. Совсем как твоя мать. Упрямство сослужило ей дурную службу, но она так и не выучила свой урок. А у тебя еще все впереди.

- Думаю, я уже выучил свои уроки, - заговорил Ирфин. - Их было слишком много на одного меня.

Улыбка вампира стала шире. Он подошел к первому советнику и прикоснулся к его плечу.

- Прекрасная Дея мертва, а ее убийца жив, пусть ты изрядно его потрепал. Он скоро оправится и продолжит свой путь. Моя госпожа испытала его и убедилась в том, что нашла хорошего жреца.

Пальцы правой руки Ирфина снова сжались в кулак.

- Что ты несешь, Сновидец? Какая еще госпожа?

- Госпожа снов. Богиня Охотница. Та, что жила на этой земле задолго до того, как появились первые люди и первые боги. Госпожа хотела получить свою жертву - и она ее получила. Лотар выжил и получил другое имя. Теперь он может называть себя истинным жрецом. А то, что я ему помог… да, это правда. Но по большому счету он сделал все сам.

Ирфин отступил на шаг и уставился на Дита так, будто ему явились все первые боги разом. Он уже открыл рот для того, чтобы задать вопрос, но Сновидец его опередил.

- Не трудись, первый советник. Я слышу твои мысли. Твоя магия могущественна, но существует сила, которая может ее превзойти. Другая магия. Моя.

- Ты сидел за одним столом со мной и Жрецом Орлином. Принимал из моих рук кубок с вином. Мы принимали тебя как дорогого гостя. И вот чем ты нам отплатил? Привел вампиров, уничтоживших деревню?

Дит Сновидец поморщился, как от приступа зубной боли.

- Не обвиняй меня в том, чего я не совершал, первый советник. Вампиры всегда нападали на темных эльфов. Всего лишь очередная охота. Одна из тысяч. Не первая - и, уверяю тебя, не последняя. - Он наставил на Ирфина указательный палец, и внезапная гримаса исказила его красивое лицо до неузнаваемости. - Вы это заслужили. Все вы. В мире вас предостаточно, но будь уверен - настанет день, когда я очищу эту землю от вашего присутствия. И Лотар мне поможет. Он уже помог, пусть и не осознает этого. Он глуп как пробка, не то что его дед Нааман. Глупцов проще всего использовать. Им проще всего внушить мысли об избранности. И ты тоже глупец, первый советник, только на свой лад. Думаешь, каратель Эрфиан тебе поможет? - Он усмехнулся, заметив удивление в глазах Ирфина. - Брось, неужели ты думаешь, что я не знаю, куда вы направляетесь? Больше тебе идти не к кому. Что же, иди. Посмотрим, что ты скажешь, когда он прикажет тебе убираться восвояси.

- Если ты знаешь, где Лотар, то скажи прямо сейчас.

- И что же ты сделаешь, если я откажусь? - Дит Сновидец скрестил руки на груди. - Почему ты не пользуешься своей хваленой магией? Давай, смелее. Я хочу на это посмотреть.

Ирфин сорвал кожаную перчатку, выставил вперед ладонь… и бессильно выдохнул, крепко зажмурившись. Вампир расхохотался.

- Что я говорил? Ты глупец. Ты так долго живешь с этой магией, но до сих пор не владеешь собой. Ты был готов сжечь единственное существо, способное привести тебя к убийце твоей жены.

Первый советник в смятении оглядывал свою руку. На ладони не было ни следа знакомых язычков холодного голубого пламени. Покалывание сменилось тупой болью, отдававшей в плечо. Он наклонился, поднял перчатку и надел ее.

- Клянусь именем своего отца, я найду тебя, Сновидец. Я найду и тебя, и того негодяя, которого ты прячешь.

Вампир со смехом отмахнулся.

- Именем твоего отца, первый советник? Ты клянешься именем, которое не знаешь? Говоришь о том, чьего лица никогда не видел? Ну что же, так тому и быть. До встречи. Пусть боги будут милостивы к тебе, куда бы ты ни повернул.

***

С покрытого лесом холма лагерь беглецов открывался как на ладони. В предутреннем тумане эльфы собирали немногочисленные вещи, забрасывали землей костры, складывали в корзины ягоды и плоды. Поднявшийся на рассвете ветер трепал полы дорожного плаща Ирфина. Он стоял, сложив руки за спиной, и смотрел вниз, на долину.

- Нам пора, - поторопил его Валид. - Они уже начали нас искать.

- Я знаю. Еще немного.

- Как скажешь.

Двое других эльфов, стоявших чуть поодаль, почтительно молчали. Ирфин вздохнул и прикрыл глаза, прислушиваясь к звукам просыпающегося леса. Еще не поздно вернуться и пойти с ними. Несколько дней пути - и они доберутся до моря, сядут на корабль, а потом до виллы карателя Эрфиана рукой подать. Он отправляется в никуда, пусть и в сопровождении воинов. Фактически в одиночку против древнего вампира, способного совладать даже с его магией. Сейчас у него еще есть надежда, но стоит выбрать этот путь - и она растворится как воспоминание о прекрасном сне.

- Надеюсь, она простит меня. Моя девочка. Она этого не заслужила. Никто из них не заслужил.

Валид положил руку ему на плечо.

- Она способна понять. В душе она воин, как и все темные эльфийки. А воин - если это истинный воин - понял бы твой поступок без лишних слов.

Ирфин повернулся к эльфам.

- Вперед, - сказал он. - Мы идем через лес. Напрямик.

- А потом, первый советник? - поднял брови один из воинов.

- Вперед, - повторил Ирфин. - Что бы ни происходило - только вперед. Не останавливаясь и не оборачиваясь. Других дорог у нас больше нет.

Вперед, к десятой главе


promo era_elto february 13, 2016 00:01 16
Buy for 10 tokens
Мне до сих пор не верится, что я это делаю. Что мы это делаем. Но мы это делаем. Также, как пишем уже три года. Также, как финалим книги за два месяца. Также, как делим, не деля персонажей, и вкладываемся в мир. Также, как пишем по ночам, хотя утром на важнейшую встречу, параллельно финаля…

Comments

( 2 комментария — Сказать )
zamok_v_lesu
1 мар, 2019 23:21 (UTC)
Интересная история Ирфина.

>>>«Нет, - покачала головой служанка. - Он был бы лучше, если бы все понимали, что могут стать кем угодно, вне зависимости от крови».

Да, это точно. Мудрая служанка.

>>>- Мы могли бы обратиться за помощью к Луноликой Весте. Ее найти проще, она живет в соседних землях. Почему Эрфиан?

- Тебе не станет легче, если ты услышишь правду.

О, ещё какая-то тайна?

>>>- Моя мать приходилась ему сводным братом.

Не сестрой? ;)

Мне понравился Дит Сновидец. Такой стервец, чем-то напоминает мне мою Августину. :)

>>>- Не трудись, первый советник. Я слышу твои мысли. Твоя магия могущественна, но существует сила, которая может ее превзойти. Другая магия. Моя.

Какие они, эти жрецы Богини Охотницы! Древний вампир, значит? А Лотар тоже стал вампиром, как я понимаю? А куда же делся Нофар?

>>>И Лотар мне поможет. Он уже помог, пусть и не осознает этого. Он глуп как пробка, не то что его дед Нааман. Глупцов проще всего использовать. Им проще всего внушить мысли об избранности.

О да, точно подмечено. Вот чем он мне Августину напомнил, она тоже использовала этот приём. :)

Интересно, как они доберутся до Эрфиана и как он их встретит.
era_elto
2 мар, 2019 10:18 (UTC)
>> Да, это точно. Мудрая служанка.

Да. Она умница.

>> О, ещё какая-то тайна?

Ахах )) Ну да. То древняя история. Думаю, они ее коснутся.

>> Не сестрой? ;)

Ржу )))))))) Сейчас исправлю, спасибо большое )

>> Мне понравился Дит Сновидец. Такой стервец, чем-то напоминает мне мою Августину. :)

Гггг ) иногда бывает такое, да - у двух авторов персонажи а-ля "два сапога пара" ))))

>> Древний вампир, значит?

У Дита все чуть сложнее. А вообще жрецы богини Охотницы - обычные люди, только живут дольше и в некоторых вещах особенные. Коснусь этого вопроса чуть позже в пояснениях к роману. Ну и - да, для глоссария тоже будет статья про культ. Потому что Сновидцы - хоть и люди, но культ относится к Миру Темной Змеи.

>> А Лотар тоже стал вампиром, как я понимаю?

Не-не. Лотар остался темным эльфом, как и был. Уж не знаю, к счастью или к сожалению ))

>> А куда же делся Нофар?

Нофар живет в клане вампира Вильгарда, он стал личным слугой его сына. Не знаю, появится он в "Лунной тени" или нет... но в "Темных зеркалах" он - один из главных персонажей.

>> Вот чем он мне Августину напомнил, она тоже использовала этот приём.

Они бы точно друг друга поняли. Дит это дело любит ))) и не только Дит.

>> Интересно, как они доберутся до Эрфиана и как он их встретит.

Узнаем совсем скоро )
( 2 комментария — Сказать )






Яндекс.Метрика





Метки

Разработано LiveJournal.com