?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


В предыдущих сериях:Глава первая, в которой на голову старшего карателя Эрфиана внезапно сваливается подарок от Магистра. И пока что он не знает, что с ним делать. Но это пока.

Глава вторая, в которой мы знакомимся с Лотаром и со Сновидцем Дитом, а также с первым советником Ирфином (да-да, совпадение имен - не случайности) и его супругой, прекрасной Деей.

Глава третья, в которой Эрфиан пытается понять, что же ему делать с подарком от начальства, а младший каратель Винсент, заглянувший к нему в гости, становится отличным инструментом для привлечения внимания разозлившейся Даны.

Глава четвертая, в которой знакомимся с принцессой Тирой (ей предстоит сыграть оооочень важную роль в истории), а также с ее дядей Дарианом. И, конечно же, с братом Тиры, принцем Тором.

Глава пятая, в которой читатель, не знакомый с Эрфианом, может убедиться в том, что в свое время он был первым советником аж двух вождей не за красивые глазки. За один день он успевает провести деловую встречу, озаботиться вопросом поиска подруги для своего библиотекаря, обзавестись собственной подругой (впрочем, это не совсем корректный термин, когда речь заходит о вампирах его типа)... а также написать деловое письмо и задумать заговор. Точно так, это спойлер.

Глава шестая, в которой мы узнаем ответы на вопросы вроде "а при чем тут принц?" и "а какую роль в истории сыграет дядя Тиры?"... или, по крайней мере, часть ответов.

Глава седьмая, в которой мы узнаем, что принц Тор жив-живехонек (но его ожидают приключения!)... и знакомимся с Айей, а также с ее, кхм, стаей.

Глава восьмая, в которой мы наконец-то знакомимся с библиотекарем, о котором уже не раз упоминали персонажи, а также грустим вместе с Айей по поводу того, что у нее в последний момент отобрали желанный десерт (не волнуйтесь, она его получит). Также в этой главе есть чуть-чуть вампирши Нави. Было очень приятно писать ее после долгого перерыва!

Глава девятая, в которой мы знакомимся с первым советником Ирфином. А Ирфин, в свою очередь, знакомится со Сновидцем Дитом... еще раз. С той ипостасью характера Сновидца Дита, о которой он, похоже, и не подозревал.

Заметки к роману

Часть первая. Вампирша Нави.

Часть вторая. Эта загадочная Кесария.

Часть третья. Все, что вы не знали о крови, но боялись спросить.

Всем добрый мур!

Весна вступила в свои права, и приключения наших героев продолжаются. Хотелось бы мне знать, что они там для нас припасли... хотя что уж там. Мы не узнаем до тех пор, пока они не сочтут нужным... но так ведь интереснее?

Глава десятая, в которой его высочество принц Тор пытается понять, что же с ним, во имя всех богов, произошло.

Тоскана

- Какой чудесный сад! Страшно подумать, сколько времени заняло создать такую красоту… кому он принадлежит?

Тира сжимает руку брата и осматривает цветущие деревья. Она похожа на девочку, которой подарили желанный подарок: щеки раскраснелись, в голубых глазах - искренний восторг… и что-то другое, глубоко-глубоко, пытается спрятаться под этим восторгом, но Тор не может понять, что именно.

- Расскажи, брат, - торопит его Тира. - Это сад янтарных Жрецов? Тот самый, о котором нам когда-то рассказывал хранитель знаний?

Тор молчит. Он смотрит на маленьких серебристых птиц, перелетающих с ветки на ветку. Среди деревьев бродят павлины, воздух наполнен ароматами весны. Прекрасная картина, способная растопить самое черствое сердце. И только один вопрос остается без ответа: где они? И как сюда попали?

- Что с тобой? - восклицает сестра. Выражение недовольства на ее лице появляется лишь на мгновение - его сменяет прежняя улыбка. - А, понимаю. Ты приготовил мне сюрприз. Хорошо, тогда можешь не рассказывать. Но признаюсь честно: сгораю от нетерпения все узнать!

- Тира, - наконец заговаривает принц. - Что ты здесь делаешь? Ты должна быть… тебя увезли…

Он осекается, неотрывно глядя в глаза сестры. Они уже не голубые, в них нет ни намека на цвет, который Тор так часто сравнивал с чистым небом над спокойной морской гладью. Они стремительно темнеют, вспыхивают темно-синим огнем, а потом становятся черными. Тор набирает в легкие воздуха для того, чтобы закричать, но невидимая рука подхватывает его и несет вперед, а потом вверх, к небу, затянутому грязно-белыми тучами. Несет над морем, над бесконечными полями, покрытыми ярко-зеленой травой, над городами. И отпускает. Пропадает так же внезапно, как появилась. Тор падает, летит, потом падает снова. Этот сон всегда заканчивается одинаково: он открывает глаза прежде, чем достигает земли. Но не просыпается, а возвращается в придуманный кем-то мир, где Тира до сих пор рядом.

***

Из приоткрытого окна комнаты доносилось пение птиц. Тор открыл глаза и прищурился, пытаясь разглядеть что-либо в сумерках. Утро? Вечер? Скорее всего, утро, иначе птицы так не разорялись бы. И знакомого теплого ветра, который всегда приходил с моря по вечерам, тоже нет… и морем здесь тоже не пахнет.

Даже вылитый на голову ушат ледяной воды не отрезвил бы Тора лучше, чем эта мысль. Он сел на кровати, зажмурился, пережидая приступ головокружения, и вновь осмотрелся, на этот раз, внимательнее. Небольшая комната с высоким потолком с мягкими пушистыми коврами на полу и курильницами на витых медных ножках по углам. Возле настежь распахнутого окна - письменный стол из светлого дерева и два изящных стула. Еще один стол со стопкой книг. Большой сундук, в котором обычно хранят одежду или теплые одеяла. Еще один сундук, поменьше, стоял рядом с кроватью. На закрытой крышке лежала одежда принца, чистая и аккуратно сложенная. Тонкий белесый дымок поднимался над курильницами, расточая сладковато-пряный аромат. И, как бы Тор ни напрягал память, он не мог вспомнить, как сюда попал. И куда попал. Что-то странное происходило с его мыслями. Воспоминания тесно сплелись со снами, имена братьев, сестер, советников и придворных перепутались, лица превратились в бесформенное разноцветное пятно. Он знает, что он не во дворце и не в деревне… но где же тогда? И почему он лежит здесь, в чужой спальне? Что случилось? Может, он болен?

Дверь комнаты приоткрылась, и на пороге появилась невысокая девушка с длинными темными волосами, рассыпавшимися по плечам. На незнакомке были просторные одежды из белого шелка, а лоб венчал тонкий медный обруч с фиалковыми камнями. Она подошла к кровати и поклонилась, приложив ладони к груди.

- Рада, что вы проснулись, ваше высочество. Меня зовут Мина. Великий поручил мне присматривать за вами. Как вы себя чувствуете? У вас что-нибудь болит?

Принц снова опустился на подушки.

- Ничего не болит, - ответил он после короткой паузы. - Но моя память…

Девушка тепло улыбнулась, взяла большую чашку с низкого деревянного табурета, стоявшего возле кровати, и подала ее Тору.

- Побочное действие ландышевых капель, - пояснила она. - Они путают мысли. - В ее улыбке появилось что-то кокетливое. - Но Великий Бог учит нас тому, что порой это к лучшему. Так мы слышим наше сердце. Пожалуйста, выпейте отвар, ваше высочество. Это вернет вам силы.

Принц послушно взял чашку, принюхался и сделал глоток. Отвар оказался слишком приторным, но Мина оказалась права: в голове прояснилось, слабость уходила, сменяясь желанием встать и размять ноги.

- Великий Бог? - переспросил он, возвращая чашку. - Ты жрица культа сладострастия?

Девушка склонила голову, подтверждая правоту его слов.

- Да, ваше высочество. Знаю, что в вашей деревне мы не были самыми желанными гостями, и о нас рассказывали много дурных сказок…

«Дурных» - это еще мягко сказано. Что только жрецам культа сладострастия ни приписывали. Говорили, что они безумны, поедают человеческие сердца на пирах в честь полной луны, сводят с ума всех, кто появляется на их праздниках. А еще говорили, что они умеют читать мысли. Тор подозревал, что это глупости, но сам жрецов ни разу не встречал. Он вгляделся в лицо Мины. Безумной она не выглядит. И не очень похожа на жрицу культа сладострастия, способную съесть человеческое сердце. Самая обычная девушка. Красивая девушка.

Под легким свежим ароматом волос Мины Тор различал ее истинный запах, и он ей нравился, как и ее открытое, чистое лицо.

Похоже, мысли жрецы культа сладострастия все же читать умели. В темных глазах девушки вспыхнули веселые искорки, и она кивнула на дверь.

- Великий сказал, что вам нужно отправиться на прогулку, ваше высочество. Вы провели в постели много дней. Пожалуйста, одевайтесь, и позовите меня, когда будете готовы. Мы пройдемся по саду. Я буду сопровождать вас.

- Подожди минутку.

Жрица, уже успевшая повернуться, глянула на Тора через плечо.

- Да, ваше высочество?

- Что такое ландышевые капли?

- Сильный яд, который в малых дозах используется как снотворное.

- Яд? - ошарашенно повторил принц. - Хочешь сказать, что меня отравили?..

Мина обернулась и окинула Тора оценивающим взглядом.

- На некоторое время, ваше высочество.

- Как можно отравить кого-то на некоторое время?.. Ох, ладно. - Тор опустил глаза. - А при чем здесь Великий?

- Он расскажет сам, если сочтет нужным. А пока что вы - его дорогой гость. Принимать вас здесь - большая честь для нас, ваше высочество.

- Так где же я оказался?

- На великолепных тосканских полях, мой принц. В одном из самых прекрасных мест в двух мирах.

Тор ахнул. Тосканские поля!.. Из всех знакомых ему существ только дядя Дариан уезжал так далеко от дома. По возвращении он рассказывал о здешних землях и говорил, как тепло его приняли. Упоминал ли он какие-то имена? Вавилонянка Дана. Луноликая Веста. Советник Магистра Авиэля, один из самых древних в Мире вампиров, Киллиан… нет, все не то. Дариан называл имя хозяина виллы на тосканских полях, который подарил его супруге Амабелле маленькую шкатулку с изящной инкрустацией и таинственным порошком, применение которому, по словам дяди, знали только женщины.

- Не могу вспомнить, - бессильно тряхнул головой Тор. - Так как зовут Великого?

- Старший каратель Эрфиан, - почтительно кивнула Мина. - Прошу вас, одевайтесь, ваше высочество. Совсем скоро в садах станет шумно, а вам требуется покой.

***

Дворец, где родился и вырос Тор, окружал сад, и гости, которым доводилось там побывать, не скупились на похвалы. Что бы они сказали, оказавшись здесь? Наверное, замерли бы, онемев от восторга. Мина вела принца по маленькому раю: дорожки терялись среди деревьев, в фонтанах едва слышно журчала вода, мраморные скамейки в гротах, скрытых от посторонних глаз, так и приглашали присесть. Увидев каменную стену, поднимавшуюся до высоты его роста, Тор спросил у жрицы, что там, по ту сторону.

- В основном, ядовитые растения, ваше высочество, - ответила Мина. - В ту часть сада, помимо Великого, могут входить только целители. И жрецы Великого Бога, конечно же. Но только на полную и новую луны. Мы собираем там травы для наших отваров.

Про отвары, которые готовят жрецы культа сладострастия, Тор слышал не так уж и много, но решил, что тема исчерпана. Они неспешно брели дальше, а он думал про Тиру, про дым, поднимавшийся от курильниц в незнакомой спальне, о невидимых птицах, прячущихся в кронах деревьев и о том, какой прием ему окажет хозяин виллы. За порог каратель Эрфиан, конечно же, его не выставит… но рано или поздно объяснит принцу, как он тут оказался. И что-то внутри подсказывало Тору, что эта история ему не понравится.

- Присядем здесь, ваше высочество, - предложила жрица, кивая на одну из мраморных скамеек возле фонтана.

- Я не устал, - возразил принц. - Кажется, я пролежал в постели целую весну! Теперь смогу пройти без остановки от одного конца мира до другого!

Мина опустилась на скамейку и жестом подозвала гостя.

- Это действие отвара, мой принц. Вы еще слабы.

Тор состроил недовольную гримасу, но послушался.

- Так что же, правду говорят о ваших снадобьях? - обратился он к жрице. - Они сводят с ума и заставляют чувствовать то, чего на самом деле нет?

- Совсем наоборот, ваше высочество. Наши отвары помогают открыть глаза и сердце. Но мало у кого достает мужества это признавать. Люди и темные существа предпочитают жить во лжи. Они боятся искренности и своих истинных чувств. Нам кажется, что правда опасна. Мы думаем, что искренность делает нас слабыми. Но Великий Бог говорит, что в жизни есть лишь один правильный путь: поступать в соответствии с тем, что мы чувствуем.

- На деле это не так просто, как на словах, - ответил Тор. - Я пришел из мира, где нужно десять раз подумать перед тем, как что-то сказать. И уж точно не стоит неосмотрительно проявлять чувства.

Жрица подняла брови. В темных глазах читалось искреннее удивление.

- Вот что я слышу от вас, мой принц? Вы играете на лире и пишете песни. Это язык чувств. Тем, кто пишет песни, Великий Бог дает самое чуткое сердце. И у вас-то уж точно хватает смелости говорить правду. И другим, и самому себе.

Щеки Тора запылали.

- Откуда ты знаешь, что я пишу песни?

Мина расслабленно улыбнулась.

- Непосвященные говорят, что это магия Великого Бога. Мы не замечаем фальшивых лиц, которые люди и темные существа так любят примерять. Мы слышим только то, что нужно слышать. Я смутила вас, мой принц?

Тор сердито потупился.

- Ничего подобного, - буркнул он, а потом сделал то, чего от себя совсем не ожидал. Поднялся, подошел к кусту ярко-алых роз, срезал несколько полураспустившихся бутонов, воспользовавшись оставленным на другой скамье ножом, и протянул их Мине.

Жрица оглядела подарок и, улыбнувшись, положила его на колени.

- Спасибо, мой принц. Жаль, что я не могу сделать ответного подарка. По крайней мере, того, на который ты рассчитываешь.

Задать вопрос «почему», который так и вертелся на языке, Тор не успел.

- Приверженцы культа богини сладострастия, чей лоб венчает медный обруч, дали обет безбрачия, - услышал принц за спиной. - Не искушайте синьорину. Не думаю, что Великая Богиня разгневается, если она решит нарушить ради вас свою клятву, но однажды данные обещания следует держать.

Если бы Тор увидел карателя Эрфиана при дворе, то вряд ли принял бы его за служителя Равновесия. В нем не было ни огня, который ощущался в Вавилонянке Дане, ни спокойствия, граничащего с ледяным безмолвием, в которое, как в красивое дорогое платье, всегда пряталась Луноликая Веста. При первом взгляде на Великого в голову приходила мысль о зеркале. Каждый раз холодное стекло показывает вам то, что вы хотите видеть. И что-то важное - самое важное - всегда остается в тени.

Серо-голубые глаза карателя Эрфиана, прозрачные, как вода чистой горной реки, не выражали ничего, кроме легкой заинтересованности. Мина поднялась - не торопливо, а степенно, с достоинством - и поклонилась.

- Великий, - поприветствовала она.

- Спасибо за то, что развлекла нашего гостя. Уверен, он не скучал.

Когда жрица ушла, хозяин виллы занял ее место на скамье. На нем была тога из алого шелка с золотым шитьем. При дворе таких странных нарядов никто не носил. Еще одно напоминание о том, что Тор теперь чуть ли не на другом конце земли, если не в другом мире.

- Великая Богиня создала мужчин и женщин, ваше высочество, и испокон веков их тянет друг к другу. Эта сила существовала задолго до того, как мы начали придумывать для нее подходящие имена. Мужчины хотят женщин, а женщины хотят мужчин. Если и есть на свете что-то зазорное, так это попытки противостоять естественному ходу вещей.

- Зачем же они дают обет безбрачия? - спросил Тор, тщетно пытаясь скрыть недовольство.

- Следующей луной Мина должна стать одной из подруг главной жрицы, - пояснил Великий. - Церемонии предшествуют долгие приготовления, и одно из обязательных условий, помимо строго поста - другой пост. - Легкая улыбка появилась на его губах лишь на мгновение, полностью преобразив спокойное, почти отчужденное лицо. - Так Великая Богиня проверяет серьезность наших намерений. Будьте терпеливы, ваше высочество - и на празднике в честь полной луны вы получите свою награду. Вы ей приглянулись.

Тор изучал розовые кусты и подумывал о том, что следовало сделать выбор в пользу белых цветов. Можно срезать их прямо сейчас, а потом принести Мине… или это будет уже чересчур?

- Когда-то и я тщательно соблюдал все посты для того, чтобы вступить в культ, - продолжил каратель Эрфиан. - И до сих пор об этом не пожалел.

- Каково это - отказаться от прежней веры и принять другого бога? - вырвалось у принца прежде, чем он успел пожалеть о своем вопросе.

Великий взял забытый садовником нож, который Тор использовал для срезания цветов, и задумчиво повертел его в пальцах.

- Я не отказывался от прежней веры, - ответил он. - Я принял ее еще до того, как получил бессмертие - и нет в двух мирах силы, которая заставит меня избрать другой путь. Когда находишь истину, остальное теряет смысл.

- И в чем же она, эта истина?

- В том, что Великая Богиня дала нам сердце, и оно знает, чего мы на самом деле хотим. В жизни есть только две дороги, ваше высочество. Первая - блуждать во мраке, существовать во власти страха и умереть несчастным, так и не познав истинную силу дарованных нам чувств. Вторая - жить так, будто вчерашнего дня не существовало, а завтрашний никогда не наступит. Любить так, будто вы любите в первый и в последний раз. Говорить то, что вы хотите сказать. - Нож, описав изящную дугу, вонзился в ствол оливкового дерева. - И, когда вы выбрали свою дорогу, ваше высочество - когда вы выбрали правильную дорогу, руководствуясь сердцем, а не разумом - другие боги вам уже не нужны.

Тор поежился под внезапно налетевшим порывом холодного ветра. Действие чудесного отвара сходило на «нет», и теперь он понимал, что имела в виду Мина, убеждая его беречь силы.

- У меня нет ни своего бога, ни правильной дороги, ни истины, - ответил он, нарушая затянувшееся молчание. - И, чем дольше я здесь сижу, тем яснее понимаю: даже мои мысли мне не принадлежат. У меня есть только сны, перепутавшиеся с воспоминаниями.

Великий посмотрел на бледную полоску зари, появившуюся на горизонте.

- Станет ли вам легче, если вы услышите правду, ваше высочество?

- Ничего хуже ожидания еще не придумали.

- Моя подруга, доставившая вас сюда, забыла о вашей лире. Позвольте мне попросить прощения от ее имени, пока что она слишком слаба и не может встать с постели. Обещаю, что в ближайшие дни вы получите инструмент. Достойный особы королевской крови. Что до пергамента, пера и чернил - я распоряжусь, чтобы слуги принесли все необходимое в ваши новые покои, и вы сможете вернуться к сочинению баллад. Надеюсь, комнаты вам приглянулись? Это самое тихое крыло виллы. Если здесь вообще когда-нибудь бывает тихо. Шум из внутреннего двора не тревожил ваш сон?

Принц молчал, глядя на подхваченные ветром лепестки алых роз. Каратель Эрфиан встал, оправляя полы тоги.

- Идите за мной, ваше высочество. Для серьезных разговоров сад - не самое подходящее место. Их лучше вести в моем кабинете за плотно закрытой дверью. Кроме того, вы бледны. Мой личный слуга приготовит для вас травяной отвар.

***

Давид, высокий темный эльф с печальными черными глазами, принес Тору большую деревянную чашку с ароматным дымящимся напитком, поставил на стол кувшин с вином и кубок и удалился, отвесив Великому и гостю вежливый поклон. Хозяин виллы просматривал письма, а принц изучал выложенную на полу мозаику. Искусный мастер - или несколько мастеров, каждый из которых был талантлив - создал карту с подробно отмеченными на ней реками и озерами, низинами и возвышенностями, деревнями и городами. Тор видел вампирские клады, деревни светлых и темных эльфов, храмы жрецов культа сладострастия и гнездовья оборотней. Наконец его взгляд остановился на отметке в форме звезды. «Лунная тень», гласила надпись на темном языке.

- Мои скромные владения, - пояснил Великий, откладывая письма. - Эти земли составляют треть от территории, которой владели янтарные Жрецы на пике своего могущества. Но на карте они выглядят не так впечатляюще.

- Зачем она здесь, да еще и на полу? - удивился Тор.

- Для того, чтобы ощущать себя полноправным хранителем этих земель. Я хотел нарисовать эскиз карты всего Мира, но для реализации такой задумки не хватило места. - Под непонимающим взглядом принца каратель Эрфиан расслабленно улыбнулся собственной шутке. - Работая над картой, я много путешествовал по этим землям. Знакомился с темными существами и людьми. Пытался понять, кто они, как они думают и чем живут. Решал, в ком нужно видеть потенциального врага, в ком - друга, в ком - стратегического союзника. Эта мозаика - не придуманные карателями истории о землях, которыми они управляют, а отражение реального положения вещей, ваше высочество. Я часто смотрю на нее, принимая важные решения. Она помогает мне ненадолго снимать мантию служителя Равновесия и смотреть на мир глазами других. Это важное умение для правителя.

- Отец говорил то же самое, - согласился принц. - И он…

Поймав взгляд Великого, Тор осекся. Хозяин виллы сцепил пальцы под подбородком и легко кивнул. Не собеседнику, а самому себе.

- На деревню, которой управлял его величество король Алафин, напали вампиры, - сказал он. - Веста, хранительница тех земель, пытается выяснить, что произошло. Она считает, что речь о Незнакомцах, диких вампирах, а не о членах одного из расположенных по соседству с деревней кланов, но не понимает, что заставило их собраться в стаю. Мне жаль, ваше высочество, но боги забрали душу вашего отца.

Больше всего принца поразили не страшные новости, а спокойный, почти холодный тон карателя Эрфиана и непроницаемое выражение его лица. В этот момент Тор был готов поверить в сказки о том, что сердце у служителей Равновесия каменное.

- А мама? Сестра? Братья? Советники? - Он сделал глубокий вдох и добавил: - Дядя Дариан?

При упоминании последнего имени во взгляде Великого появилась искра интереса. Или Тор выдавал желаемое за действительное?

- Мы не получили известий о выживших, - ответил он. - Возможно, беглецы скрылись в лесах или в храме жрецов богини сладострастия. Или в деревне темных эльфов… могли бы.

- Могли бы, - глухо повторил принц. О нападении на деревню темных эльфов он слышал. Во дворце об этом не судачил только ленивый. Неожиданная, такая нехарактерная для него злость заставила сжать кулаки, к глазам подступили слезы. - Что случилось с вампирами? Они взбесились?! Почему Орден позволяет им творить такое? Или Луноликая Веста - не закон?! Вы всегда говорите, что вы - закон, и каждое ваше приказание должно быть беспрекословно исполнено!

Великий устало вздохнул и откинулся в кресле. Его тонкое лицо, казавшееся Тору в предутренних сумерках почти величественным в своей красоте, в неверном свете свечей выглядело бледным, залегшие тени под глазами говорили о том, что он редко отдыхает - и еще реже позволяет себе несколько часов глубокого восстанавливающего сна. Принц быстро пожалел о гневной тираде. И не только потому, что за такие речи даже его, одного из детей короля, могли отправить в Коридоры Узников. Все понимают, что каратели не всевластны. Луноликая Веста может запретить вампирам нападать на светлых эльфов, но она не будет держать их на цепи до тех пор, пока Великая Тьма и Великий Свет не станут одним целым. Вавилонянка Дана может оторвать хоть тысячу голов, но природу обращенных это не изменит.

- Как проста была бы наша жизнь, если бы мы могли с помощью одного слова воскресить всех, кого когда-то любили, ваше высочество. Мы бы превратились в богов.

- Дядя Дариан говорил, что самое сложное испытание для богов - научиться смирению. Иногда нужно отпускать прошлое и осваиваться в новом мире.

- Ваш дядя - мудрое существо, мой принц. Беседы с ним доставляли мне истинное удовольствие.

Сердце Тора забилось быстрее.

- Ты говоришь о нем так, будто он жив, Великий.

- Возможно. А, может, и нет. Но одно я знаю точно: ваша сестра жива.

Тира. Вот о ком ему нужно думать, а не жалеть себя, вспоминая прекрасные дни во дворце. Но что может быть безнадежнее, чем судьба необращенного существа, запертого в Коридорах Узников за убийство вампира?..

- Она не убивала Нолфа, - тихо, но твердо сказал принц. - Она бы так не поступила.

- Я знаю, - ответил Великий.

Короткая фраза повисла в наполненном ароматами благовоний воздухе кабинета как меч, занесенный над головой ничего не подозревающей жертвы.

- Значит, ее освободят? - наконец заговорил Тор - и сам удивился мольбе, прозвучавшей в его голосе.

- Не мне решать, ваше высочество. Поэтому не могу давать никаких обещаний.

За разговорами принц выпил принесенный Давидом отвар, но на этот раз бодрящего действия он не оказал. Голова становилась тяжелой, глаза слипались, хотелось вернуться в спальню, завернуться в одеяло и проспать несколько дней. Но Тор отчаянно сопротивлялся усталости.

- Ты сказал, что меня спасла женщина, Великий.

- Да, ваше высочество. Я представлю вас друг другу, когда она поправится. А сейчас ей, как и вам, нужно восстанавливать силы. Давид проводит вас в покои.

Каратель Эрфиан позвонил в серебряный колокольчик и снова взял письма.

- Последний вопрос, Великий.

- Слушаю, мой принц.

- Нолф. - Тор изучал лежавшее возле чернильницы перо из тонкого черного стекла. - Ты знаешь, кто убил его?

- Да, - кивнул хозяин виллы.

Тор зажмурился: у него кружилась голова.

- Нолф был добрым другом Тиры. Он отличался от остальных вампиров. Он был вежлив и со мной, и с дядей Дарианом. Я хочу, чтобы его убийца получил по заслугам.

- Не переживайте, ваше высочество. Я - гостеприимный хозяин и знаю толк в еде. Это блюдо следует подавать на стол только тогда, когда оно как следует настоится.

Вперед, к одиннадцатой главе


promo era_elto february 13, 2016 00:01 16
Buy for 100 tokens
Мне до сих пор не верится, что я это делаю. Что мы это делаем. Но мы это делаем. Также, как пишем уже три года. Также, как финалим книги за два месяца. Также, как делим, не деля персонажей, и вкладываемся в мир. Также, как пишем по ночам, хотя утром на важнейшую встречу, параллельно финаля…

Comments

( 2 комментария — Сказать )
zamok_v_lesu
4 мар, 2019 23:19 (UTC)
Какие красивые розы на картинке, чайные. Помню, в детстве у меня была маничка такие воровать на клумбах. :)

>>>Что бы они сказали, оказавшись здесь? Наверное, замерли бы, онемев от восторга. Мина вела принца по маленькому раю: дорожки терялись среди деревьев, в фонтанах едва слышно журчала вода, мраморные скамейки в гротах, скрытых от посторонних глаз, так и приглашали присесть.

Эх, прогуляться бы по этому саду!

>>>- На деревню, которой управлял его величество король Алафин, напали вампиры, - сказал он. - Веста, хранительница тех земель, пытается выяснить, что произошло. Она считает, что речь о Незнакомцах, диких вампирах, а не о членах одного из расположенных по соседству с деревней кланов, но не понимает, что заставило их собраться в стаю. Мне жаль, ваше высочество, но боги забрали душу вашего отца.

Хм, интересно... Сначала деревню тёмных эльфов уничтожили, теперь светлых. Что это у них там такое намечается? И не Сновидец Дит ли в этом замешан?
И неужели Эрфиан знал, что случится, потому и похитил Тора? А может он всё и затеял? Да ещё знает убийцу Нолфа, хм...

А дядя Дариан, похоже, жив. Вот как-то не верится, что он мог умереть. Слишком уж персонаж интересный.

О, Тору тоже нашли девочку. Какой заботливый Эрфиан. :)

С картой хорошая идея.



era_elto
5 мар, 2019 15:50 (UTC)
>> Эх, прогуляться бы по этому саду!

Да, думаю, он чудесный ) постарался Эрфиан - прежде всего, для гостей. И для себя тоже.

>> И не Сновидец Дит ли в этом замешан?

Ну не знаю, не знаю..... ;)

>> И неужели Эрфиан знал, что случится, потому и похитил Тора? А может он всё и затеял?

Вот даже не знаю, как на эти вопросы ответить. По сути, и "да", и "нет" - и правда, и неправда одновременно )) чуть-чуть подождем - и все откроется. Надеюсь )))))))

>> Да ещё знает убийцу Нолфа, хм...

Да, похоже, предполагает. Вот этим меня всегда бесил Эрфиан. Он всегда знает больше меня, но объяснять не торопится )

>> А дядя Дариан, похоже, жив. Вот как-то не верится, что он мог умереть. Слишком уж персонаж интересный.

Куда он денется? Айя покусает всех, кто причинит ему вред )

>> О, Тору тоже нашли девочку. Какой заботливый Эрфиан. :)

Судьба у него такая. Только вампиры его типа (высшие, конечно) появляются где-нибудь - и сразу окружающие в пары объединяются )))
( 2 комментария — Сказать )






Яндекс.Метрика





Метки

Разработано LiveJournal.com