?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


В предыдущих сериях:

Глава первая, в которой на голову старшего карателя Эрфиана внезапно сваливается подарок от Магистра. И пока что он не знает, что с ним делать. Но это пока.

Глава вторая, в которой мы знакомимся с Лотаром и со Сновидцем Дитом, а также с первым советником Ирфином (да-да, совпадение имен - не случайности) и его супругой, прекрасной Деей.

Глава третья, в которой Эрфиан пытается понять, что же ему делать с подарком от начальства, а младший каратель Винсент, заглянувший к нему в гости, становится отличным инструментом для привлечения внимания разозлившейся Даны.

Глава четвертая, в которой знакомимся с принцессой Тирой (ей предстоит сыграть оооочень важную роль в истории), а также с ее дядей Дарианом. И, конечно же, с братом Тиры, принцем Тором.

Глава пятая, в которой читатель, не знакомый с Эрфианом, может убедиться в том, что в свое время он был первым советником аж двух вождей не за красивые глазки. За один день он успевает провести деловую встречу, озаботиться вопросом поиска подруги для своего библиотекаря, обзавестись собственной подругой (впрочем, это не совсем корректный термин, когда речь заходит о вампирах его типа)... а также написать деловое письмо и задумать заговор. Точно так, это спойлер.

Глава шестая, в которой мы узнаем ответы на вопросы вроде "а при чем тут принц?" и "а какую роль в истории сыграет дядя Тиры?"... или, по крайней мере, часть ответов.

Глава седьмая, в которой мы узнаем, что принц Тор жив-живехонек (но его ожидают приключения!)... и знакомимся с Айей, а также с ее, кхм, стаей.

Глава восьмая, в которой мы наконец-то знакомимся с библиотекарем, о котором уже не раз упоминали персонажи, а также грустим вместе с Айей по поводу того, что у нее в последний момент отобрали желанный десерт (не волнуйтесь, она его получит). Также в этой главе есть чуть-чуть вампирши Нави. Было очень приятно писать ее после долгого перерыва!

Глава девятая, в которой мы знакомимся с первым советником Ирфином. А Ирфин, в свою очередь, знакомится со Сновидцем Дитом... еще раз. С той ипостасью характера Сновидца Дита, о которой он, похоже, и не подозревал.

Глава десятая, в которой его высочество принц Тор пытается понять, что же с ним, во имя всех богов, произошло.

Глава одиннадцатая, в которой в гости к Эрфиану приходит вампир Вильгард. И мы узнаем о персонаже, которому в скором времени предстоит появиться в нашей истории. Да, это спойлер.

Глава двенадцатая, в которой тот, кто волновался за судьбу и здоровье Лотара, может успокоиться... ненадолго. Хотя о психическом здоровье нашего героя поволноваться все же следует.

Глава тринадцатая, в которой к ее высочеству принцессе Тиарелле является неожиданная спасительница.

Заметки к роману

Часть первая. Вампирша Нави.

Часть вторая. Эта загадочная Кесария.

Часть третья. Все, что вы не знали о крови, но боялись спросить.

Часть четвертая. Кохаба: дочь леса, воительница и жена вождя.

Часть пятая. Охотница: госпожа снов и королева безумия.

Всем добрый мур! Давайте я угадаю, какой вопрос вертится у вас на языке. Светлые эльфы, разрушенная деревня темных эльфов, вампиры, еще вампиры, Эрфиан, Дана, Веста и еще немного вампиров. Какая, во имя всех богов, может быть связь между этими частями мозаики? Или никакой мозаики тут вовсе нет? Почему бы нам не начать уже ее СОБИРАТЬ? Начнем. Наберитесь терпения! Вы знаете, сколько занимали те же путешествия в Средневековье? Люди могли месяцами идти или ехать из города в город. Так что привыкнем к степенному темпу, если еще не привыкли. Будем наслаждаться видом из окна и атмосферой. Вот Эрфиан с удовольствием бы к нам присоединился, но...

Глава четырнадцатая, в которой Эрфиан получает от своего непосредственного руководителя странное задание.
Тоскана

- Зрение так и не вернулось к ней, хотя я сделала все, что могла.

Веста стояла у постели принцессы Тиры и вглядывалась в лицо эльфийки. Оно было бледным, но расслабленным. Ее высочество крепко спала и улыбалась кому-то в своих грезах. Возможно, она видела брата. Или гуляла по знакомому морскому берегу, чувствуя под босыми ногами прогретый солнцем песок. Или же скрещивала клинки с Нолфом, преданным другом и наставником, вампиром, который не видел различий между обращенными и необращенными и верил в то, что первые и вторые могут существовать бок о бок. Не за это ли он заплатил такую высокую цену?

Эрфиан прикоснулся к плечу женщины, и та, вздрогнув, сделала шаг назад.

- Ты оказала мне большую услугу, - сказал он. - Не уверен, смогу ли вернуть тебе этот долг, но можешь просить все, что хочешь. И я исполню твою просьбу.

На губах Весты появилась улыбка, но глаза оставались серьезными. Она вновь подошла к кровати, присела рядом с Тирой и погладила ее по щеке.

- Да, у меня есть просьба, Эрфиан. Я хочу, чтобы ты нашел мерзавца, который убил моего друга. Нашего друга, - уточнила она, продолжая смотреть на принцессу. - Я хочу, чтобы его привели живым. Он должен умереть от моей руки.

- Как бы вам с ее высочеством не пришлось скрестить клинки за право отнять у него жизнь.

Женщина не ответила. Эрфиан сложил руки за спиной и посмотрел на стоявший возле кровати глиняный кувшин с травяным отваром.

- Ты сказала «мерзавец». Думаешь, это был мужчина?

- А ты что об этом думаешь?

- Я считаю, что тебе нужно отдохнуть после долгой дороги, моя госпожа. Ты потратила много сил и нуждаешься в глубоком восстанавливающем сне. - Хозяин виллы дождался мимолетного взгляда гостьи и с улыбкой кивнул ей. - А потом я приведу тебе угощение.

Веста поправила тонкое одеяло, укрывавшее принцессу до самой шеи.

- Молоденького жреца богини сладострастия или аппетитного смертного юношу? - поинтересовалась она.

- Могу привести обоих, если пожелаешь.

Маленькая сереброволосая красавица, облаченная в светлую кожу, обхватила себя руками и тяжело вздохнула. Шакрам из храмового серебра, висевший на поясе рядом с ритуальным кинжалом, холодно блеснул, поймав свет масляной лампы. Эрфиан знал, что эта женщина при кажущейся хрупкости в схватке с легкостью одолеет любого мужчину, но сейчас она казалась ему слабой и беззащитной.

- Зрение так и не вернулось к ней, - тихо повторила Веста. - Что же я сделала не так?

- Не волнуйся. Я верну ей зрение.

- Если бы я могла обратиться за помощью к Винсенту…

- Винсент бы тебе не помог. Его знания в темной медицине заслуживают уважения, но магия, во власти которой находится, ее высочество, ему не по зубам. - Эрфиан подождал, пока гостья выйдет из спальни, проследовал за ней и тихо прикрыл дверь. - Но когда-нибудь он ее себе подчинит. В свое время ей овладел и я, хотя был глупым мальчишкой, причем необращенным.

- В тебе есть кровь янтарных Жрецов, - напомнила Веста.

- Кровь - ничто по сравнению с готовностью постичь тайны, моя госпожа. У вождя Анигара, моего Жреца, были янтарные глаза, но магия так и не открылась ему. Боги наделили его умом воина, великого стратега, но для других дел он был слишком суетлив. Магия открывается только тем, кто готов учиться и искать истину. Для этого нужен глубокий ум. Я восполнял недостаток глубокого ума усердием. Винсента же Великая Тьма наделила и усердием, и глубоким умом. Его путь будет долгим, но рано или поздно он покорит вершины, о которых сегодня боится даже помыслить.

Эрфиан провел гостью в кабинет и отослал Давида за охлажденным вином. Лето вступил в свои права, и жара становилась невыносимой. Обед закончился несколько минут назад, а двор уже успел опустеть: жители и гости виллы попрятались в спасительной прохладе каменных стен.

Веста опустилась на один из плетеных стульев и прикрыла глаза.

- Как же хорошо, - сказала она с мечтательной улыбкой. - Смотрю на твой сад и думаю: разве не так выглядит рай?

- Ты можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь, моя госпожа. Многие из моих гостей попали сюда случайно - и вот теперь весна сменяет весну, а они остаются в этом раю.

Женщина сложила руки на животе и посмотрела на Эрфиана с сомнением.

- Они тебе не мешают? - спросила она. - Они… шумные.

- С некоторых пор большую часть дня я провожу за работой. Письма, прием просителей, бесконечные вопросы, требующие моего решения, важные и пустые. По ночам прячусь в своих покоях. Что до совместных трапез… есть причины, по которым я должен там присутствовать. И вежливость хозяина здесь не при чем.

Веста рассмеялась и посмотрела в окно. Маленькая ярко-алая птичка сидела на ветвях апельсинового дерева, выводя заливистую песню.

- Что ты видела там, в Коридорах Узников?

По лицу женщины, которое Винсент иногда сравнивал с лицом маленького невинного ангела, пробежала тень. Она поджала губы и торопливо отвела глаза, но хозяин виллы успел заметить блеснувшие в них слезы.

В свое время Эрфиан, будучи молодым карателем, решил спуститься в Коридоры Узников. Эту вылазку предпринимали все служители Равновесия, не так давно произнесшие клятву и получившие мантию. В Ордене она считалась негласным продолжением инициации. Каратель не должен ничего бояться. И в Коридорах Узников ему придется бывать часто. Зачем откладывать, почему не отправиться туда прямо сейчас?

До обращения он прожил на этом свете много весен, исходил мир от края до края, пережил все возможные приключения и столкнулся со всеми возможными опасностями. Существовали ли в двух мирах вещи, которые его пугали? Эрфиан бродил по Коридорам Узников, спускаясь и поднимаясь по каменным ступеням, заглядывал в камеры, наблюдал за безымянными существами, обитавшими в мертвом воздухе темниц, но страхи не появлялись. Он не слышал ни криков заключенных, ни шагов стражников. Не видел духов тех, чьи души так и не нашли покоя в небытие. Он не встретил бога Эрфиана, которым часто пугала его в детстве мать, не увидел его возлюбленную Охотницу, которая лишает людей и темных существ разума лишь по своей прихоти. Не показывались ему на глаза и души тех, кого он убивал, будучи Безликим.

Посмеиваясь над глупостью своего приключения, Эрфиан поднимался по последней лестнице. Он приближался к двери из черного дерева, границе, которая разделяла Коридоры Узников и остальные помещения Храма. Молодые каратели поговаривали, что дверь эту охраняет дух Первого Великого, первого служителя Равновесия, создания, основавшего Орден. Он держит в руках связку ключей, и особо чуткие уши могут услышать их тихое позвякивание. До двери из черного дерева оставалось несколько шагов, и Эрфиан с трудом сдерживал смех. Он уже предвкушал, как расскажет обо всем Авироне: нет тут призраков, нет никаких страхов… и в тот момент, когда его рука легла на ручку двери, он услышал голос.

Женщина говорила тихо, но Эрфиан остановился, как вкопанный. Ноги отказывались двигаться, тело будто сковала неведомая болезнь. Воздух подземелий сгустился вокруг него, ледяной рукой сжал горло, не позволяя сделать вдох.

Невидимые пальцы прикасались к щеке, трепали волосы, а когда холодные губы прикоснулись к его губам, Эрфиан на одно бесконечно долгое мгновение уверился в том, что сейчас умрет. С тех пор прошло много весен, он прожил много жизней, умирал и рождался вновь… наверное, тогда он тоже умер. Вместе с ней. Умер в то утро, когда прекрасная женщина с золотыми волосами и фиалковыми глазами, совсем не похожая на темную эльфийку, женщина из чужих земель с чужим для уха янтарных Жрецов именем, носившая на пальце его обручальный перстень, не обняла его, не позвала по имени и не открыла глаза.

- Демон из снов больше не приходит ко мне, - говорил тихий голос. - Он получил мою душу, и теперь он спокоен.

Эрфиан стоял, крепко зажмурившись, и молился всем известным ему богам о том, чтобы это поскорее закончилось. Он понимал, что происходящее - всего лишь плод его воображения, но легче не становилось. Напротив: становилось только хуже.

- Как жаль, что маленький цветок, появившийся у меня под сердцем, так и не расцвел, - продолжала женщина, к которой он когда-то обращался «мой свет». - Я думаю, у нас бы родилась дочь. Мы бы нарекли ее в честь твоей матери. А имя для мальчика выбрал бы ты. Янтарные Жрецы всегда так поступали.

Позже Авирона, которой Эрфиан рассказал эту историю, долго успокаивала его, раз за разом повторяя, что у Гриаллы не могло быть детей, в противном случае они появились бы намного раньше. Создательница напомнила до смерти напуганному сыну, что его вторая жена, Онелия, подарила ему первого ребенка буквально через несколько лун после свадьбы. Эрфиан не стал спорить. Он не знал, что забрало душу Гриаллы - пресловутый демон из сна, неизвестная болезнь или зародившаяся в ней маленькая жизнь, к которой она не была готова - но знал другое: больше в Коридоры Узников он не войдет даже под страхом развоплощения.

- Тьма, - ответила Веста. - Что же там еще может быть, кроме тьмы.

Давид принес кувшин с охлажденным вином и два кубка.

- Пришли гости, Великий, - уведомил он хозяина виллы.

- Киллиан?

Эльф кивнул, бросив короткий взгляд на Весту.

- Наконец-то. Он задержался в пути. Выдели ему покои и накорми как следует. Скажи, что я приду через несколько минут.

***

Белоголовый вампир с черными, как пустынная ночь, глазами, приходившийся Магистру ближайшим помощником, верным другом и обращенным сыном, сидел за столом в малой обеденной зале. Он ел спелые груши с пятнистыми боками, пил розовое вино и, склонив голову на бок, слушал игру на лире. Молодая светлая эльфийка, чьи пальчики перебирали струны, постоянно сбивалась с такта, ловя взгляд гостя и мучительно краснея. При мысли о том, что эту идиллию придется прервать, Эрфиан чувствовал себя неловко, но день подходил к концу, а в приемной зале ожидало несколько десятков просителей.

- Надеюсь, твой путь был добрым. Мы ждали тебя раньше.

Киллиан повернулся к хозяину виллы.

- Визит вежливости в клан вампира Александра затянулся. Мне пришлось побывать на свадьбе одной из его дочерей.

- Хороша, как лунная дева? - предположил Эрфиан, опускаясь на подушки напротив гостя.

- И пустоголова, что твой кувшин из-под розового масла, - кивнул советник Магистра. - Все мысли Александра занимает Нисан. Остальные дети для него не существуют.

- Да, наследник. - Хозяин виллы посмотрел на эльфийку, которая продолжала играть, опустив глаза в пол. - Поговаривают, что он совершенно не интересуется делами клана. Чего не скажешь о долгих прогулках по лесу в одиночестве, сочинении баллад и игры на кифаре. Его так и прозвали - Нисан Кифаред. Наверное, Александр волосы на себе рвет от злости. Такой титул под стать низшему вампиру, который так и не научился жить под солнцем.

Киллиан взял с блюда очередную грушу и начал снимать с нее кожуру с помощью серебряного ножа.

- Нисан не умеет жить под солнцем, - произнес он. - И не могу сказать, что я его осуждаю. Это личный выбор каждого обращенного. Когда-то я тоже выбирал. И остался во тьме.

- Тьма бывает разной, - ответил Эрфиан. - Например, тьма безумия. Тьма невежества. Или тьма язычества. - Он улыбнулся, вспомнив о создательнице. - Авирона говорила, что так называют существ, не исповедующих веру в Великое Равновесие. Но ты не безумен и не невежественен.

Вампир положил снятую с яблока кожу в небольшую плошку.

- Твой дом - истинная обитель безумия, - сказал он задумчиво. - Иногда, появляясь здесь, я жалею о том, что не могу опуститься в эту тьму и доплыть до самого дна.

- Каждый из нас рано или поздно достигает своего дна.

- Я на нем уже побывал. Возможно, остаюсь там до сих пор. И дно это мне не по душе, но нет в двух мирах силы, способной меня излечить. Кто знает, может, Ариман прав, и нужно время.

Несколько минут собеседники сосредоточенно молчали, слушая игру эльфийки. Эрфиан думал о тьме, которую упоминала Веста. На его личном дне обитала женщина с золотыми волосами и фиалковыми глазами, однажды утром не открывшая глаза. На ее дне - мужчина, когда-то бывший самым близким созданием в двух мирах, превратившийся во врага. Великая Тьма шутит с теми, кого сотворила, дурные шутки: именно этот мужчина когда-то лишил Киллиана самого дорогого. И, пока вампир не найдет его, тьма не расступится. Не расступится она и в том случае, если он осуществит свои мечты о мести. Но это - то дно, на которое каждый должен опуститься сам.

Советник Магистра доел грушу, отложил нож и расслабленно откинулся на спинку стула, наблюдая за эльфийкой из-под полуопущенных ресниц.

- Авиэль говорил, что тебе приходится несладко, - обратился он к Эрфиану.

- Хотелось бы научиться пребывать в нескольких местах одновременно, но в целом со своими обязанностями я справляюсь. Господин Магистр встревожен содержанием моих писем?

- Нет. Если бы он сомневался в тебе, то пост хранителя здешних земель ты бы не получил. Он встревожен твоими отношениями с Даной.

Хозяин виллы сделал знак эльфийке, и та, состроив печальную гримаску, удалилась. В легком шорохе шелка длинного шлейфа ее платья Эрфиану почудилась тоска.

- Мы поладили, Киллиан, - сказал он, когда за красавицей закрылась дверь.

- Именно это его и беспокоит. Ваши отношения могут помешать вам обоим.

- Между нами нет отношений.

Гость посмотрел на собеседника, легко приподняв брови. Черные глаза, походившие на гладь горного озера - такие же спокойные и такие же холодные - на короткое мгновение ожили. И хозяин виллы мог бы поклясться, что увидел во взгляде Киллиана… надежду?

- Если я буду называть отношениями связи со всеми женщинами, которые спят в моей постели, то у господина Магистра случится жестокий приступ головной боли, - уточнил Эрфиан. - И он усомнится в том, что я по праву получил пост хранителя здешних земель.

Киллиан опустил голову и принялся изучать свои руки, лежавшие на коленях.

- Она не оторвала тебе голову, и это радует. Похоже, ты нашел ключик к сердцу самой Вавилонянки Даны. Вампиры на этих землях вздохнут свободно: больше их не будут разрывать на части. Необращенные поймут, что у них есть правитель, способный понимать и выслушивать. Думаю, Авиэль беспокоился зря.

- Как продвигается твоя работа с Винсентом? - перевел тему Эрфиан.

- В последнее время он практически не появляется в Храме. Дана взялась за него всерьез. Если они не убьют друг друга, то он в свое время сядет за стол в зале Совета. Вряд ли те тумаки, которые она обрушивает на него в огромных количествах, выбьют из него ослиное упрямство и отсутствие уважения к правилам и законам, но в последнее время я все чаще думаю о том, что без этих качеств Винсент уже не будет Винсентом.

Служанка поставила на стол новый кувшин с вином и забрала пустые тарелки. Киллиан сидел, прикрыв глаза, и, как могло показаться, дремал. И несладко пришлось бы смертному, поверившему в эту обманчивую безмятежность.

- Мы можем поговорить о делах после того, как ты отдохнешь, - предложил Эрфиан. - Давид уже приготовил для тебя покои. Солнца там нет, зато сад виден как на ладони. Сможешь полюбоваться на гостей виллы, если пожелаешь.

- Я уеду после заката, - возразил Киллиан. - Мне нужно попасть в клан Вильгарда перед тем, как… отправлюсь по другим делам.

- Снова загадочные поручения господина Магистра.

- Нет. Это мои личные дела. Авиэля они не касаются.

Эрфиан наполнил кубки и подвинул один из них к гостю.

- Если я могу тебе чем-то помочь в твоих поисках, скажи мне об этом.

Он ни мгновения не сомневался в том, что Киллиан заговорит о другом - и белоголовый вампир поступил именно так.

- У господина Магистра есть для тебя очень ответственное поручение, Эрфиан, - заговорил он подчеркнуто официальным тоном.

- Готов слушать и внимать.

- У Нолфа, вампира, убитого принцессой Тирой, есть брат по создателю. Его зовут Элрик. Авиэль хочет, чтобы ты его нашел.

Хозяин виллы беспомощно развел руками.

- Веста искала его днем и ночью, Киллиан. Заглянула под каждый куст в лесу, возле которого расположен клан. Он пропал без следа.

- Ты помогал ей?

- Нет. Но она меня об этом не просила.

- Теперь тебя просит Авиэль. Можешь приступать.

Эрфиан пригубил вино и посмотрел на одинокую половинку груши, оставшуюся в деревянной плошке.

- Зачем ему понадобился брат убитого вампира? - полюбопытствовал он.

- Он хочет знать, что на самом деле произошло в лесу в тот день, когда был убит Нолф.

- Это сделала принцесса светлых эльфов. Она понесла справедливое наказание за свой проступок.

Киллиан, не меняя расслабленной позы, бросил на хозяина виллы короткий взгляд.

- Та самая принцесса светлых эльфов, которая не так давно выбралась из Коридоров Узников с твоей помощью?

- Авиэль хочет выяснить обстоятельства произошедшего и просит меня найти брата Нолфа. Полагаю, он считает, что Тира никого не убивала. И я с ним в этом полностью солидарен.

- Он приказывает тебе найти брата Нолфа, старший каратель Эрфиан. С просьбами к нему обычно обращаешься ты. Но, насколько мне известно, по поводу освобождения ее высочества ты с ним не беседовал.

- Мне надлежит занять ее место в камере и посидеть там некоторое время, размышляя о своем поведении?

Советник Магистра убедился, что вежливая улыбка Эрфиана исчезла так же быстро, как появилась, и лишь потом отвел глаза.

- Авиэль знает, что при желании ты найдешь способ воплощать понятные только тебе планы и из камеры в Коридорах Узников. Кроме того, отыскать еще одного хранителя для этих земель будет непросто.

- Господин Магистр высоко оценивает мои способности. Я польщен.

- Его терпение не безгранично, и я бы не советовал тебе это испытывать.

- Как пожелает Первый Советник. Если ты все же решишь отдохнуть до заката, то я попрошу прекрасную даму, услаждавшую наш слух чудесной музыкой, заглянуть в твои покои. Она знает толк во многих искусствах. И игра на лире - лишь одно из них.

- Пусть зайдет, - смилостивился Киллиан.

***

Айю Эрфиан нашел в отдаленной части сада. Волчица, облаченная в черную кожу, сжимала в руках парные клинки из храмового серебра и сражалась с видимым только ей противником. Поединок увлек ее настолько, что появление чужака она заметила лишь через несколько мгновений.

- Не стоит подкрадываться к хрупким женщинам со спины, Великий. - Острие лезвия одного из клинков прикоснулось к шее Эрфиана, и он почувствовал холод заговоренного металла. - Они могут расплакаться и убежать.

- Прости, что побеспокоил. Вижу, ты в добром здравии.

- Я чувствую себя прекрасно, но несколько недель, проведенных в постели, вытянули из меня все силы. Задыхаюсь, обежав озеро на два раза, и с трудом передвигаю руки в воде. Надеюсь, любопытные юноши, подглядывающие за мной из-за кустов, не разочарованы. - Айя вернула оружие в ножны привычным натренированным жестом опытного воина. - А если и так - тем хуже для них.

Эрфиан присел на траву под деревом, и волчица, поколебавшись, последовала его примеру.

- У меня есть для тебя работа, - сказал он.

- Кого я должна выкрасть на этот раз? Сына главы клана? Дочь Жреца темных эльфов?

- Нужно найти вампира, который, может статься, знает детали истории убийства Нолфа.

Айя потянулась, расслабляя плечи.

- Нолф… ах да. Тот обращенный, которого якобы прирезала ее высочество принцесса Тира. Приятель Луноликой Весты. Что да скажет их великолепие Магистр Авиэль, узнав, что эльфийка никого не убивала? Да она и мухи не обидит.

- Выздоравливать она будет долго, - подтвердил Эрфиан. - Но рано или поздно снова возьмет в руки оружие. Тебя, конечно же, не превзойдет…

Глаза волчицы блеснули.

- Она здесь? Ты вызволил ее из Коридоров Узников? Как?

- Это было непросто.

- Твоя… кхм… возлюбленная, - произнеся это слово, женщина насмешливо прищурилась, - не оторвала тебе голову, увидев ее тут? Если не ошибаюсь, именно она отправила ее высочество в темницу? Ладно, пустое. Так что там с вампиром?

- Речь об Элрике, его брате по создателю. Он пропал и может оказаться где угодно. Хоть в Большой пустыне, хоть в северных землях. - Эрфиан помолчал, глядя волчице в лицо. - Заплачу столько, сколько попросишь.

Айя хохотнула.

- Боюсь, ты еще не расплатился за историю с принцем.

- За чем же дело стало? Назови цену - и ты все получишь.

Волчица подалась вперед и заглянула ему в глаза. От ее волос, успевших отрасти за время болезни, пахло сандаловым деревом и цветами жасмина. В ней не было изящества и нежности светлых эльфиек. Не было силы и осознания чувства собственного превосходства, свойственного эльфийкам темным. Иногда Эрфиан думал, что в ней больше мужского, чем женского. Ее грубая красота не будет вдохновлять певцов на сочинение песен и баллад, ее не пригласили бы на танец на пиру в деревне янтарных Жрецов. Окажись она в таком месте, сидела бы в гордом одиночестве рядом с вождем или его женой. И поднималась бы только для того, чтобы осчастливить приглашением понравившегося ей мужчину. И он не сказал бы ни слова против, даже если бы захотел. Потому что таким женщинам никто не смеет говорить «нет».

- А если я потребую слишком высокую плату, Великий? - вкрадчиво спросила она.

- Для начала ее нужно назвать, моя госпожа.

- Что насчет визита в твои покои этим вечером?

Эрфиан протянул руку, желая коснуться ее щеки, но волчица резко поднялась и расхохоталась.

- Это выражение в твоих глазах, - проговорила она. - Ты носишь на пальце перстень члена Ордена и вершишь судьбы сотен темных существ, но остаешься мужчиной. Ничем не отличаешься от остальных.

- Ты способна обратиться в любое животное, если пожелаешь, но твоя сущность остается неизменной. Ты женщина. Ты - волчица, которая не может слишком долго существовать без мужчин, хочет она того или нет.

Айя поправила кожаный пояс с оружием и почтительно поклонилась.

- Пожалуй, Великий прав. Я жду слишком долго. Пришло время получить то, что полагается мне по праву.

- Не думаю, что Леонид обрадуется твоему визиту в такой час. Ты его разбудишь, а вампиры этого ох как не любят.

- Я решила нанести ему визит. Если он будет спать, моей вины в этом нет. И меня не волнует, как он к этому отнесется. Передавай привет своей прекрасной возлюбленной, Великий. Думаю, она вернется через несколько дней и, как всегда, будет голодна. Я плохо знаю Вавилонянку Дану, но женское чутье подсказывает мне: у нее зверский аппетит.

Вперед, к пятнадцатой главе


promo era_elto february 13, 2016 00:01 16
Buy for 100 tokens
Мне до сих пор не верится, что я это делаю. Что мы это делаем. Но мы это делаем. Также, как пишем уже три года. Также, как финалим книги за два месяца. Также, как делим, не деля персонажей, и вкладываемся в мир. Также, как пишем по ночам, хотя утром на важнейшую встречу, параллельно финаля…

Comments

( 2 комментария — Сказать )
zamok_v_lesu
18 мар, 2019 23:44 (UTC)
Хорошая идея про Коридор Узников. И правда, даже самый бесстрашный человек найдёт какую-нибудь зацепку, которая его подкосит. Бедная Тира. Она же не навсегда ослепла? Надеюсь, она поправится и они с Вестой не передерутся за право прирезать убийцу Нолфа. :)

>>>Ее грубая красота не будет вдохновлять певцов на сочинение песен и баллад, ее не пригласили бы на танец на пиру в деревне янтарных Жрецов. Окажись она в таком месте, сидела бы в гордом одиночестве рядом с вождем или его женой. И поднималась бы только для того, чтобы осчастливить приглашением понравившегося ей мужчину. И он не сказал бы ни слова против, даже если бы захотел. Потому что таким женщинам никто не смеет говорить «нет».

Ах, какая волчица! :)

>>>- Я решила нанести ему визит. Если он будет спать, моей вины в этом нет. И меня не волнует, как он к этому отнесется.

Пришёл, увидел, победил. И его не спрашивают. :)
era_elto
20 мар, 2019 19:34 (UTC)
>> И правда, даже самый бесстрашный человек найдёт какую-нибудь зацепку, которая его подкосит.

Да. В заметках для "Лунной тени" мы поговорим и о них ;)

Тира ослепла не навсегда, это так. И с Вестой они точно не передерутся за право прирезать убийцу Нолфа ) но вот найдут ли они его? Это пока вопрос )

>> Ах, какая волчица! :)

Скажи, клевая? Я успела ее полюбить сильно ) даже жалею, что она вроде как проходной персонаж... ой-ой. Щас я тут понапишу, а потом она каааак выпросит! ))

>> Пришёл, увидел, победил. И его не спрашивают. :)

Ну так. Кто он такой, чтобы спрашивали? )))
( 2 комментария — Сказать )






Яндекс.Метрика





Метки

Разработано LiveJournal.com