?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


В предыдущих сериях:



Часть первая

Глава первая, в которой на голову старшего карателя Эрфиана внезапно сваливается подарок от Магистра. И пока что он не знает, что с ним делать. Но это пока.

Глава вторая, в которой мы знакомимся с Лотаром и со Сновидцем Дитом, а также с первым советником Ирфином (да-да, совпадение имен - не случайности) и его супругой, прекрасной Деей.

Глава третья, в которой Эрфиан пытается понять, что же ему делать с подарком от начальства, а младший каратель Винсент, заглянувший к нему в гости, становится отличным инструментом для привлечения внимания разозлившейся Даны.

Глава четвертая, в которой знакомимся с принцессой Тирой (ей предстоит сыграть оооочень важную роль в истории), а также с ее дядей Дарианом. И, конечно же, с братом Тиры, принцем Тором.

Глава пятая, в которой читатель, не знакомый с Эрфианом, может убедиться в том, что в свое время он был первым советником аж двух вождей не за красивые глазки. За один день он успевает провести деловую встречу, озаботиться вопросом поиска подруги для своего библиотекаря, обзавестись собственной подругой (впрочем, это не совсем корректный термин, когда речь заходит о вампирах его типа)... а также написать деловое письмо и задумать заговор. Точно так, это спойлер.

Глава шестая, в которой мы узнаем ответы на вопросы вроде "а при чем тут принц?" и "а какую роль в истории сыграет дядя Тиры?"... или, по крайней мере, часть ответов.

Глава седьмая, в которой мы узнаем, что принц Тор жив-живехонек (но его ожидают приключения!)... и знакомимся с Айей, а также с ее, кхм, стаей.

Глава восьмая, в которой мы наконец-то знакомимся с библиотекарем, о котором уже не раз упоминали персонажи, а также грустим вместе с Айей по поводу того, что у нее в последний момент отобрали желанный десерт (не волнуйтесь, она его получит). Также в этой главе есть чуть-чуть вампирши Нави. Было очень приятно писать ее после долгого перерыва!

Глава девятая, в которой мы знакомимся с первым советником Ирфином. А Ирфин, в свою очередь, знакомится со Сновидцем Дитом... еще раз. С той ипостасью характера Сновидца Дита, о которой он, похоже, и не подозревал.

Глава десятая, в которой его высочество принц Тор пытается понять, что же с ним, во имя всех богов, произошло.

Глава одиннадцатая, в которой в гости к Эрфиану приходит вампир Вильгард. И мы узнаем о персонаже, которому в скором времени предстоит появиться в нашей истории. Да, это спойлер.

Глава двенадцатая, в которой тот, кто волновался за судьбу и здоровье Лотара, может успокоиться... ненадолго. Хотя о психическом здоровье нашего героя поволноваться все же следует.

Глава тринадцатая, в которой к ее высочеству принцессе Тиарелле является неожиданная спасительница.

Глава четырнадцатая, в которой Эрфиан получает от своего непосредственного руководителя странное задание.

Глава пятнадцатая, в которой мы понимаем, что служителю Равновесия, занимающему пост хранителя земель - каких бы то ни было, будь то маленький городок или огромные пространства, как в случае Великого - требуется не только ангельское терпение, но и чувство юмора. А еще - умение слышать и слушать. Эрфиан за долгие годы (точнее, десятилетия, а еще точнее - столетия) тренировок обзавелся всеми этими навыками.

Часть вторая

Глава первая, в которой мы знакомимся с Илларией и ее родственниками... и узнаем, что же случилось с прекрасной Деей, из первых уст.

Глава вторая, в которой принцу Тору предстоит принять важное решение. Очень важное решение. И он пока что не знает, как это повлияет на его (и не только) судьбу.

Глава третья, в которой Ирфин изображает из себя защитника (ну, не только изображает, конечно...), узнает последние новости о преследуемом им Лотаре и... встречает существо, о котором раньше мы уже упоминали, пусть и вскользь.

Глава четвертая, в которой Эрфиан возвращает Илларии скромный долг.

Первая часть пятой главы, в которой Тиан пытается понять смысл послания Великого и гадает, кто же он - пленник, дорогой гость или посланник, который отправится в путешествие с важной миссией.

Вторая часть пятой главы, в которой Эрфиан обращается к Тиану со странной просьбой.

Глава шестая, в которой Тору предстоит усомниться в способности очаровывать прекрасных дам.

Глава седьмая, в которой Иллария переживает день из разряда "не слишком ли много потрясений на одну меня?"

Глава восьмая, в которой ее высочество получает от своего спасителя подарок, за который ей позже придется заплатить дорогую цену.

Первая часть девятой главы, в которой Айя и Нерон приходят в город Кирхаэль, и боги спасают их от снежной бури.

Вторая часть девятой главы, в которой Айя встречается с их великолепием правителем Кирхаэля.

Заметки к роману

Часть первая. Вампирша Нави.

Часть вторая. Эта загадочная Кесария.

Часть третья. Все, что вы не знали о крови, но боялись спросить.

Часть четвертая. Кохаба: дочь леса, воительница и жена вождя.

Часть пятая. Охотница: госпожа снов и королева безумия.

Часть шестая. Жрецы культа сладострастия: магия без магии.

Часть седьмая. Главная лекция первого курса Темного университета.

Часть восьмая. Экскурсия по Темному Храму (первая часть).

Всем добрый мур!

В северном городе Кирхаэле нам было хорошо, но лично я начала замерзать. Думаю, что и кое-кто из вас тоже. Самое время перенестись в более теплые широты и погостить в вампирском клане, некогда располагавшемся рядом с печально известной деревней темных эльфов.

Десятая глава второй части, в которой Эрфиан гостит у вампира Александра, пытается разузнать подробности о нападении подопечных главы клана на эльфийскую деревню и встречает неожиданную союзницу в лице его супруги.

Иудея, Палестина

Пальцы светлой эльфийки ненадолго погрузились в плошку с розовым маслом.

- Рассказывают, что подруга первого Великого заплетала ему волосы каждый вечер, - сказала она, обращаясь к сидевшему перед зеркалом Эрфиану. - Это прекрасный обычай. Жаль, что сегодня обращенные женщины редко ему следуют.

- Лишь потому, что вампиры в наши дни редко носят длинные волосы, моя госпожа.

- Многие обращенные, которых мне доводилось знать, считают это пыткой…

Эрфиан поймал взгляд девушки в зеркале, и ее щеки залились нежным румянцем.

- Скольким обращенным ты заплетала волосы после пробуждения, дитя?

- Сожалею, если моя неопытность оскорбила Великого, но мой господин говорит, что бессмертные находят это привлекательным.

Вампирша, сидевшая на соседнем стуле, примеряла украшения, лежавшие в шкатулке из светлого дерева.

- Разумеется, бессмертные находят это привлекательным, - усмехнулась она, надевая серьги с фиалковой бирюзой. - Когда-то они тоже были невинными, но тот день давно стерся из их памяти. Светлая эльфийка-девственница - вот кто может помочь им воскресить прошлое, пусть и на несколько часов.

- А тебе нравятся невинные светлые эльфы? - поинтересовалась девушка.

- Сохрани меня боги от невинных, - брезгливо поморщилась ее подруга, после чего бросила короткий взгляд на Эрфиана. - Как я вообще могу думать о невинности, когда Великий сидит на расстоянии вытянутой руки от меня?..

Эльфийка, одетая в длинное прозрачное платье, не притворялась и не изображала неопытную девицу. Она и вправду была невинна и чиста, как цветок, найденный на заповедной поляне в дремучем лесу: большие синие глаза, нежное личико, еще вчера принадлежавшее девочке, золотые кудри, непокорной волной опускающиеся на хрупкие плечи, тонкие запястья, украшенные браслетами из темного золота. По сравнению с этим существом вампирша выглядела демоницей, и Эрфиан успел убедиться в истинности этого предположения. Слегка полноватая обращенная красавица (в отличие от подруги, тонкой, как куст молодой лунной ягоды) откровенно гордилась своими формами и ничуть не стеснялась своей наготы. Коротко остриженные волосы вампирши были ярко-рыжими, а глаза - зелеными, того самого оттенка, который часто встречается у жриц сладострастия. «Как трясина, завлекающая усталых путников, - говорили о нем. - Не смотри - утонешь и не выберешься».

Приехав к вампиру Александру, Эрфиан не ожидал теплого приема - им предстояла неприятная беседа о нападении на деревню темных эльфов. Вождь клана, отложив дела, встретил гостя лично и, к немалому удивлению последнего, искренне обрадовался визиту. Он был бы рад обсудить все вопросы прямо сейчас, но Великий проделал долгий и непростой путь, ему нужно отдохнуть. Эрфиану выделили покои в замке, где жил глава клана с сыном, советникам и приближенными, накормили так, будто боялись, что он умирает от голода, и преподнесли скромный, по словам Александра, подарок: трех женщин. Вампиршу и двух эльфиек, светлую и темную. Гость, не ожидавший от хозяина такой щедрости, в первое мгновение опешил: шутка ли - в постели тебя дожидаются целых три красавицы?.. Ему вполне хватило бы одной. Чуть позже Эрфиан понял, что глава клана испытывал затруднения при выборе подарка. Все знали, что инкубы и суккубы питаются удовольствием, но высших особей этого вида в Мире было не так уж и много.

Чем можно накормить высшего инкуба, да еще при учете того, что он - гость из Ордена? Вариант со смертной женщиной Александр отмел сразу, но от этого проблема не становилась менее серьезной. В итоге он решил привести тройное угощение. Пусть Великий сам возьмет то, что ему по душе - ведь именно так и поступают служители Равновесия, всем известно, что им по праву принадлежат все женщины в двух мирах. Словом, глава клана оставил выбор за Эрфианом. Сложность этого выбора без лишних слов понял бы любой инкуб: три обнаженные женщины, одна восхитительнее другой, на расстоянии вытянутой руки, ранний завтрак был изысканным и сытным, но оставался другой голод, который обычная пища не утоляет, а долгая дорога обостряет в разы. А даже если он выберет одну, что делать с остальными? Прогнать? Невежливо. Попросить, чтобы тихо сидели рядом? Жестоко. И самый главный вопрос: с какой начать?..

Маленькие пальчики светлой эльфийки ловко заплетали покрытые тонким слоем розового масла волосы Эрфиана в сложную прическу из кос - наследие темных эльфов-воинов, неожиданно приглянувшееся обращенным. Сытый и довольный гость сидел, прикрыв глаза, и старался не думать о том, что через несколько минут он должен встретиться с главой клана за ужином. Лить мед в уши прекрасной супруге Александра, обсуждать с вампиром нападение на деревню - какая скука. Он с удовольствием провел бы в постели остаток ночи. В его доме ему не принадлежала даже собственная постель. Всегда находились слуги, непостижимым образом узнававшие самые постыдные подробности ночных развлечений хозяина. Слухи, часто преувеличенные до абсурда, достигали ушей Даны, и она приходила в ярость, хотя сама была не прочь поразвлечься и прекрасно знала о том, какую жизнь ведет ее мужчина.

Лучше бы приглядывала за подопечным, который путается со жрицами сладострастия. Или - еще лучше - перестала бы заламывать руки, разыгрывая страдания, и наконец-то затащила бы Винсента в кровать. Ее это отвлечет от слишком пристального внимания к женщинам Эрфиана, а его - от беспутных похождений и чрезмерного увлечения книгам и искусством. В книгах и искусстве нет ничего плохого, но Винсент принадлежал к существам, которые несутся через все ведомые и неведомые границы со скоростью ветра. И иногда жалеют об этом, но сделанного не воротишь. Конечно, он еще молод и глуповат. Но привычка прыгать в ледяную воду и падать на самое дно, не задумываясь о последствиях, к хорошему не приводит.

Здесь же нет ни болтливых слуг, ни Даны. А Эрфиан должен сидеть рядом с Александром и упражняться в искусстве пустой болтовни…

Третья часть подарка гостеприимного хозяина, темная эльфийка, чем-то похожая на чужеземку Дею, покойную жену первого советника Ирфина, спала, свернувшись под тонким одеялом. Ночь опустилась на Иудейские горы, луна медленно поднималась по темному небу в россыпи звезд, свежий ветер трепал тонкую занавеску на приоткрытом окне спальни. Эрфиан устало тряхнул головой и, сделав над собой усилие, открыл глаза. Он приехал сюда не для того, чтобы восхищаться красотой молодой жены Александра. И не для того, чтобы в стотысячный раз обсуждать известные всем подробности нападения вампиров на деревню. У него есть вопросы, которые требуют немедленных ответов. Он откладывал этот визит непростительно долго: бесконечные просители, споры с Октавианом, который, как и следовало ожидать, не пришел в восторг, узнав о «гостях» на землях между кланами. Между тем, медлить нельзя. С каждым днем существо, за которым он охотится, существо, которое может привести его к цели, уходит все дальше. С каждым днем его бездействие дает Лотару десяток возможностей спрятаться. Где он сейчас? В Великой пустыне? В северных землях? В Фелоте, скрывается в храме богини сладострастия? Что задумал мерзавец, который помог ему сбежать, и какие, во имя всех богов, отношения их связывают?

- Теперь Великий может отправляться на ужин к нашему господину, - объявила светлая эльфийка. - На него будут смотреть все женщины клана!

- Чем я смогу отвлечь себя? - умело разыграла печаль вампирша. - Мысли об этом для меня невыносимы…

- Глупая, - осадила ее эльфийка. - Великий поговорит с нашим господином и вернется сюда. Сама знаешь, как утомляют беседы о делах. Стоит послушать такое хотя бы несколько минут - и устаешь так, будто весь день бродила по пустыне, не сделав ни глотка воды. А если ты участвуешь в них - так тем более.

Вампирша подняла бровь и прикоснулась к тяжелому ожерелью из храмового серебра на своей шее.

- Ты вернешься к нам, Великий?

- Вернется, - заговорила темная эльфийка. Она успела проснуться и теперь сидела на кровати, сладко потягиваясь. - Я знаю, что до того, как получить бессмертие, Великий был одним из нас. Все знают, как гневаются темные эльфийки, слыша «нет» от мужчины.

Эрфиан, успевший подняться со своего места, развел руками, признавая поражение.

- Какой мужчина в здравом уме будет спорить с тремя прекрасными женщинами, моя госпожа?..

***

- Принимать тебя в этих стенах - большая честь для нас, Великий. Надеюсь, ты хорошо отдохнул после долгой дороги?

Супруга главы клана выбрала для ужина платье из алого шелка. Наряд почти полностью открывал грудь, волосы цвета меда, перехваченные на лбу тонким серебряным обручем, падали на плечи и обнаженную спину. Поговаривали, что единственным достоинством вампирши является ее красота, но после вчерашней беседы с хозяйкой Эрфиан решил включить в этот список и ум. Женщина, в отличие от большинства обращенных, предпочитала слушать, а не говорить, редкие замечания всегда приходились к месту. Она демонстрировала осведомленность не только в проблемах клана, но и в вопросах внешней политики, делая это деликатно - так, чтобы собеседник-мужчина не почувствовал себя униженным. Вампирша держалась уверенно, смотрела гостю из Ордена в глаза, вежливо улыбалась его шуткам, ни на мгновение не забывая о сидящем рядом муже.

Будь Эрфиан на месте Александра, он бы остановил свой выбор на более подходящей кандидатуре. Жене главы клана следует быть поглупее и поскромнее. История знала случаи, когда супруги мягко, но решительно брали бразды правления в свои руки, а их возлюбленные лишь поддакивали, глядя на женщин полными обожания глазами. Впрочем, на чтение исторических трактатов Александру терпения не хватало. Ошибка, которую совершали все главы кланов. Помимо Вильгарда, пожалуй, и за это Эрфиан его уважал.

- Благодарю, моя госпожа. Отдых пошел мне на пользу.

Вампирша - создатель нарек ее Медеей - легко кивнула и улыбнулась.

- Угощение, выбранное моим супругом, пришлось тебе по душе?

- Одна из самых изысканных трапез, которые мне доводилось когда-либо вкушать.

- Кто из предложенных красавиц доставил Великому больше удовольствия?

- Увы, я не могу ответить на твой вопрос, моя госпожа. Похвалив одну, я оскорблю остальных…

Медея наклонилась к уху собеседника.

- Я беспокоилась за Кантару, - доверительно понизила голос она. - Девушка родилась в деревне темных эльфов и воспитывалась там в течение шестнадцати весен. У нее свободолюбивый нрав.

- Тем не менее, она живет в клане и подчиняется приказам одного из первых воинов, обращенного существа.

- Кантара, как и многие темные эльфийки, которым посчастливилось впитать традиции янтарных Жрецов с молоком матери, грезит о подвигах. Она видит себя во главе армии, могущественной и непобедимой, но знает, что путь этот долог. Сначала ты учишься обращаться с оружием. Потом получаешь парные клинки и пурпурный плащ. Потом становишься первым воином. А после - кто знает - Великая Тьма подарит тебе возможность побороться за обруч главного воина с тремя достойными противниками.

Эрфиан понимающе улыбнулся.

- Моя мать говорила, что красота - самое страшное оружие женщины, но без ума оно похоже на клинок в неумелых руках. Благодаря уму оно становится острым, как кинжал из храмового серебра, и бьет без промаха.

- Великая Тьма видит - Царсина Воительница имела полное право так говорить, - согласилась Медея. Он был уверен, что вампирша прекрасно поняла скрытый смысл его слов, но вышла из положения элегантно - так, как и подобает мудрой женщине. - Страницы трактата о великих полководцах, посвященные ее деяниям, я читала с большим интересом и считаю ее примером для подражания.

- Трактат о великих полководцах был переписан после Великой Реформы. О янтарных Жрицах там нет ни слова. Откуда супруг моей госпожи достал запрещенные книги?

- Я получила бессмертие до того, как это случилось, Великий. Мой отец был одним из советников вампира Юлия и очень любил читать. Он повторял слова твоей почтенной матери, добавляя, что истинный воин должен извлекать меч из ножен лишь в случае крайней необходимости.

Вампир Александр отвлекся от беседы с одним из советников и поднял руку, подзывая слугу.

- Вина Великому, - бросил он. - Разве ты не видишь, что его кубок пуст?

Эльф послушно поднял кувшин из белой глины, но Эрфиан покачал головой, прикрывая кубок ладонью.

- На сегодня я выпил достаточно. До утра еще далеко, а мне нужна трезвая голова. Лучше наполни кубок своей госпожи, дитя. Разговоры о войнах и политике утомительны для женщин.

Медея отвела глаза и позволила слуге налить ей еще вина. Александр с довольным видом потер руки.

- Советники только и говорят, что о твоем решении основать деревню темных эльфов на спорной территории. Все бы отдал за то, чтобы увидеть выражение лица Октавиана в тот момент, когда ты ему об этом сообщил. Он был зол как все темные боги, вместе взятые, я прав, Великий?

- Эти новости по душе ему не пришлись, - подтвердил Эрфиан. - Но он семь раз отвергал мои приглашения под смехотворными предлогами и не хотел садиться за стол переговоров с Вильгардом. Другой на моем месте отправил бы к Октавиану отряд воинов-вампиров и привел его силой, но я решил, что это невежливо. Мы говорим не о провинившемся перед Орденом необращенном, а о главе клана.

- Глуп как темный эльф, встретивший шестую весну, - надменно хмыкнул первый советник Александра, сидевший по левую руку от господина. - Этому существу можно отдать все земли в двух мирах, но оно никогда не поумнеет и не повзрослеет.

Под внимательным взглядом Медеи он сделал глоток вина из своего кубка и принялся обгладывать остатки хорошо прожаренного мяса с кроличьей ножки. Александр предложил жене плошку с мелкими черными ягодами, но она мотнула головой, отказываясь от угощения.

- Октавиану следовало бы быть более мудрым, - вторил он своему советнику. - Вот уже которую весну я недоумеваю: неужели его почтенный отец был глух и слеп? Но он принадлежал к числу самых выдающихся существ, которых я когда-либо знал. Справедливый и милосердный правитель, искусный воин, гостеприимный хозяин. Он подарил бессмертие семи детям, но в качестве наследника выбрал недостойного.

- Только темные шаманы могут знать то, что могло бы свершиться, но не свершилось, мой господин, - мягко заметила Медея. - Будь вампир Октавиан мудрее, возможно, Великому не удалось бы поселить темных эльфов на тамошних землях, и беглецы продолжили бы скитаться в тоске по утерянной родине.

- Ты права, свет глаз моих. Воистину, я не зря ждал так долго, не желая обзаводиться супругой. Боги знают: это время было необходимо нам для того, чтобы найти друг друга.

Александр напоминал Эрфиану пустынную змею с иссиня-черной чешуей и холодным взглядом. Вот она отдыхает в тени барханов, обманчиво расслабленная, но стоит добыче появиться - и дни ее сочтены. Высокий, стройный и гибкий, со смуглой, как у всех жителей пустыни, кожей и темно-карими глазами, вампир нес себя с достоинством, приличествующим главе клана и потомку отличившегося во время Великой Реформы Юлия. В нем не ощущалось и сотой доли величия Вильгарда, но Александр был относительно молод для такого важного поста… хотя о наследнике уже позаботился. Куда подевался принц, золотоволосый Нисан, названный в честь одного из весенних месяцев, любитель одиноких прогулок по лесу и игры на кифаре? Любой служитель Равновесия на месте Эрфиана, не увидев сына главы клана на ужине, задал бы очевидный вопрос, но гость решил не заострять на этом внимание. Хорошо, что мальчика здесь нет. Еще пара кубков вина, еще одна смена блюд - и они, побеседовав о нападении вампиров, примутся за обсуждение будущей супруги наследника. Идеальной партией была бы дочь Вильгарда, но тому, похоже, с головой хватало проблем с взбалмошным сыном, и таковой он обзаводиться в ближайшем времени не собирается. В клане Викинга есть советники, у которых есть дочери. Не самый лучший вариант, но его следует рассмотреть.

- Ты уже бывал в новой деревне темных эльфов, Великий? - поинтересовался Александр, не отрываясь от еды. В отличие от первого советника, он выбрал не кролика, а маленьких птичек, поданных под тягучим кисло-сладким соусом.

- Да, я навещал Тревиана, их вождя.

- Сын Орлина и Дайенты, - кивнул глава клана. - Один из последних потомков великого рода. Правду говорят, глаза у него янтарные, а кровь голубая?

- Ничего не могу сказать по поводу крови, - улыбнулся Эрфиан. - А глаза у нового Жреца карие. Янтарные после Великой Реформы встречаются редко.

- А я слышал, что глаза у него синие, - вновь подал голос первый советник, успевший расправиться с ножкой кролика. - И что на самом деле он сын Ирфина. Поговаривали, что Орлин больше думал о своей деревне, чем о прелестях своей жены. Она же, как и все янтарные Жрицы, была ненасытна и жаждала внимания.

Александр отмахнулся от него как от назойливой мухи.

- Кто рассказал тебе эту сказку, Исхар? Дит Сновидец?

Медея, перебиравшая в пальцах полупустой кубок, замерла.

- Не помню, - признался первый советник. - Может, и он.

- Послушать Дита Сновидца - так все дети в деревне родились от первых богов, заскучали на небесах и спустились на грешную землю, - буркнул глава клана.

- Когда почтенный Дит был у вас в гостях? - полюбопытствовал Эрфиан, подвигая к себе плошку с виноградом.

Александр призадумался, и Медея пришла ему на помощь.

- За пару лун до нашей свадьбы, господин… - Она поставила кубок на стол и потерла подбородок, напрягая память. - Мне кажется, что он присутствовал и на пиру в честь свадьбы, верно, Исхар?

- Да, - отозвался первый советник. - Сидел за столом и трещал без умолку. Я думал, что моя голова расколется на части. Но девушкам, с которыми он беседовал, это нравилось.

Эрфиан молча жевал виноград, оглядывая сидевших за столом. Вампиры шумели и веселились, вино лилось рекой, слуги с трудом успевали подносить новые блюда и забирать пустые плошки и тарелки.

- Дит Сновидец присоединился к вампирам во время охоты? - наконец заговорил он.

Глава клана выдержал паузу, обдумывая ответ.

- Не знаю, - пожал он плечами. - Думаю, что нет. Для древнего вампира такие забавы не представляют интереса. Я и сам не знал об этом. В противном случае запретил бы своим подопечным приближаться к деревне под страхом сожжения на солнце. Но на молодых обращенных сложно найти управу. Иногда кто-нибудь из них решает совершить безрассудный поступок, а остальные соглашаются, приходя в восторг.

- Так, значит, кто-то из молодых вампиров решил устроить охоту в честь свадьбы своего господина, а остальные пошли за ним. И ты об этом ничего не знал. Что насчет Дита Сновидца? Он мог предложить такое твоим подопечным?

Шум в зале внезапно стих, все головы как по команде повернулись к гостю. Эрфиан с улыбкой кивнул вампирам.

- Я пришел сюда не для того, чтобы заковывать вас в кандалы из храмового серебра. Все останутся целы. Прошу, воздайте должное ужину. Вино и еда прекрасны.

- С чего бы Диту Сновидцу предлагать такое? - удивился Александр. - Он ничего не имеет против темных эльфов. Он - всего лишь странник без дома и родины. Единственное, на что он способен - говорить красивые слова невинным девам.

Один из советников наклонился к главе клана и сказал ему что-то неслышным шепотом. Александр, извинившись, встал и направился к выходу из зала.

- Я видела его глаза, - сказала Медея тихо. - Он хочет казаться добрым, невинным, даже глуповатым. Но он опасен. На заре нового мира, после Великой Реформы, я много путешествовала и встречала опасных существ. Все они хотят казаться добрыми и невинными. А Дит Сновидец, ко всему прочему, еще и умен. Это делает его втрое опаснее.

- Тебе довелось беседовать с ним?

- Недолго. В этом существе слишком много ненависти. Когда-нибудь она перельется через край, и я не хочу оказаться рядом.

Эрфиан взял кувшин и в очередной раз наполнил кубок вампирши.

- Вампир Александр недооценивает остроту твоего ума, моя госпожа.

Медея со спокойной улыбкой пригубила вино.

- В мире, где я живу, принято обзывать других глупцами, Великий. Вампиры считают, что острота ума заключается именно в этом. Я не имею такой привычки, и мои речи не кажутся столь цветистыми.

- Ты не считаешь Октавиана глупцом?

- Опасно говорить такое, Великий. Сегодняшний глупец завтра обведет тебя вокруг пальца.

- Если бы мы жили в прежние времена, моя госпожа сидела бы рядом со мной за столом совета.

Женщина расслабленно откинулась на спинку стула.

- Твоя почтенная супруга, прекрасная Онелия, потеснилась бы? - насмешливо прищурилась она.

- Ты бы заняла место советника, ведающего вопросами армии и войны.

Медея подняла брови.

- Великий переоценивает мой ум. Я - лишь женщина, прочитавшая много книг.

- Кем тебе приходится темная эльфийка Кантара?

- Подругой. У меня много друзей среди слуг и воинов. Александру и советникам тоже следовало бы их завести. Насколько я знаю, Викинг Вильгард часто общается со слугами. Он хочет знать, чем живут существа в его клане, о чем они говорят, над чем смеются или грустят. Так поступает мудрый правитель.

- Ну что же. Советника, ведающего вопросами армии и войны для новой деревни темных эльфов мы уже подыскали. Надеюсь, Кантаре понравится носить белую мантию.

Женщина кивком предложила Эрфиану взять кубок.

- Уверена в этом, Великий.

- Твое здоровье, моя госпожа.

Вперед, к первой части одиннадцатой главы


promo era_elto february 13, 2016 00:01 16
Buy for 10 tokens
Мне до сих пор не верится, что я это делаю. Что мы это делаем. Но мы это делаем. Также, как пишем уже три года. Также, как финалим книги за два месяца. Также, как делим, не деля персонажей, и вкладываемся в мир. Также, как пишем по ночам, хотя утром на важнейшую встречу, параллельно финаля…






Яндекс.Метрика





Метки

Разработано LiveJournal.com