?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Все части истории лежат в путеводителе, попасть в который вы можете, кликнув на баннер.

Напоминаю, что непонятные термины можно смотреть в темном словаре, знакомиться с незнакомыми существами в разделе "Темные существа", а следить за новостями удобнее через наш Twitter-аккаунт (@darksnake_world) или же через нашу группу ВКонтакте. И еще у нас есть библиотека, а у библиотеки есть путеводитель.

Невозможное возможно, если очень захотеть. Мы расстаемся и сходимся. Мы возвращаемся в тот миг, когда нет никакой надежды. В прошлой части Авирона вернулась к Винсенту. На сколько? Но тссс, друзья. Раз уж мы решили последить за ними, давайте не будем им мешать ? Мне кажется, они заслужили счастье. Хотя... Что нас ждет впереди?

Авирона
1875 год
Швейцария. Женевское озеро

О чем я жалею? О том, что так и не научилась владеть временем. О том, что не умею растягивать минуты удовольствия, доводя себя до исступления, оголяя нервы, превращаясь в натянутую до предела струну. О том, что не могу вернуть прожитое или остановить мгновение. О том, что я еще способна ошибаться. О том, что я еще способна чувствовать боль.

Но что есть в боль, в сущности? То, что нам неприятно? Или приносит наслаждение?


Я лежала на груди Винсента, слегка сжав пальцы, и прислушивалась к мерному биению его сердца. Мне казалось, что если вдруг оно остановится, остановится и мое. И весь мир замрет в невыразимой муке. Это будет конец Вселенной, конец жизни. Дальше – пустота и мрак. Каратель спал. Спал, забросив одну руку за голову, а второй прижимая меня к себе. А я не могла уснуть. Ночи напролет лежала, прислушиваясь к его спокойному дыханию и почти физически ощущая, как медленно, но упрямо уходит сосущая пустота. Как мучительно неторопливо она заполняется мягкой силой и покоем. Как растворяется его личный Ад, запертый в душе и сводящий его с ума последние несколько десятков лет.

Я понимала, что в то мгновение, когда он проснется и не почувствует привычной боли, я стану ему не нужна. Он сможет вернуться к своим обязанностям, не мучаясь каждую ночь, не сводя себя с ума, не терзаясь по поводу того, что все равно исправить не может. Даже повлиять не может. Но сейчас… Сейчас он обнимал меня как самое ценное из всего, что у него было в жизни.

Зачем я приехала? Я помню выражение его глаз в то мгновение, когда он спрашивал меня, пытаясь понять. Почти робость.

Каратель Винсент, как же ты меняешься! Каким же чутким ты становишься. Как ты ждешь ответа на тот вопрос, который вообще не должен был задавать… Есть факт – действие. К чему искать причины уже свершенного? Бери то, что тебе принадлежит, пока оно тебе принадлежит. Получи то, что ты хочешь получить. То, что тебе на самом деле нужно. Я не прошу тебя разделить со мной мою пропасть, мою пустоту. Я не прошу тебя меня понимать. Время, когда мы были единым целым, прошло. Но сейчас…

Винсент. Что же ты делаешь…

Я чувствую, как горит его рука на моей талии. Чувствую, как он напрягается, будто проверяя, на месте ли я, легко сжимает пальцы, мгновенно возвращая меня в воспоминания о совсем других прикосновениях. Ему не снится сон. Он не хочет ничего видеть. Впервые за долгое время он не призывает во сне ее, не проживает снова и снова счастливые и болезненные мгновения своей жизни. Он тянется ко мне, а я больше всего хочу, чтобы так было всегда.

- Винсент…

Я шепчу его имя, слегка приподнявшись и целуя в мочку уха. Пальцами аккуратно убираю темные волосы с его лица. Провожу по губам. Мучительно хочется его поцеловать. Снова. Еще тысячу раз поцеловать. Не отрываться от его губ так, будто от этого зависят наши жизни.

- Авирона.

Винсент открыл глаза, сонно улыбнувшись. Руки  с моей талии он не убрал. Сколько раз мы так просыпались вместе? Один? Два? Десять? Я могла бы их пересчитать, но сейчас они слились в один. В одно мгновение. В сейчас. Я выгнулась в его объятиях, отвечая на улыбку. Не могу противиться его очарованию. Интересно, почему он действует на меня так?

Но мысль… одна лишь мысль возвращает меня к действительности. Одна лишь мысль переворачивает все.

Я отстранилась, обхватив себя руками и спрятав лицо в подтянутые к груди колени.

- В чем дело? – Двумя пальцами каратель приподнял мою голову, держа за подбородок. Он уже совсем проснулся, почти готовый к любому разговору. Во взгляде – вопрос и ожидание. И предчувствие.

- Я…

Решимость сказать все, что должна сказать, испарилась так же быстро, как появилась. Я не хочу делать ему больно. Я не хочу делать больно нам. Да что там… Я не хочу рвать эту странную, но наполняющую и нужную нам обоим связь. К чему бы она ни привела. Грустно. Винсент точно расставил акценты. Я не могу вернуться с ним. Мне нет больше места в Ордене, хотя я знала, что всегда могу обратиться к Магистру.

Видимо, выражение моего лица изменилось – Винсент помрачнел, отстранившись. Получив свободу, я встала, натянула на плечи легкий халат. Я не чувствовала холода, скорее, мне было… зябко? Мурашки пробежали по спине, заставив сжаться в комок. Я чувствовала себя маленьким всеми брошенным ребенком. Я точно знала, что каратель ощущает примерно то же самое. И только Великой Тьме известно, почему мы вынуждены играть в кошки-мышки столетие за столетием, тратя вечность на ошибки, боль и пустоту.

- Авирона?

Винсент встал с другой стороны кровати. Высокий. Грациозный. Невыразимо красивый.

- Я должна уйти…

Это был вопрос и утверждение одновременно. Я молила позволить мне остаться. Молила, чтобы эти минуты вдвоем длились и
длились. Только к чему приведут такие отношения? Отношения, когда каждому из нас нужен кто-то другой? Но если так, почему мне так сложно уйти?


Выражение его лица изменилось.

- Это то, чего ты хочешь?

- Нет.

Винсент обогнул кровать и взял мои руки в свои, заглянув в глаза. Я едва доставала ему до плеча, пришлось поднять голову, чтобы ответить на проникновенный, переворачивающий душу взгляд. Он прикоснулся губами к кончикам моих пальцев, склонившись надо мной. В груди заныло. Как я могу причинить ему боль?

- Почему тогда?

- Если не уйду я, уедешь ты. Не уверена, что…

Я замолчала. «Не уверена, что я это переживу, Винсент». Слова замерли на губах, так и не найдя вывода. Обманываю себя? Или это правда? В эту минуту я была счастлива, что каратель не может прочитать мои мысли.
Его лицо застыло, превратившись в маску. Глаза холодно блеснули. Каратель отстранился, отпустив мои руки и отвернувшись к окну.

- Зачем, Авирона? Пришла ко мне? Развеяла мрак? Зачем? Чтобы после этого света я снова свалился в пропасть?

- Мы оба знаем, что это не так, - проговорила я, борясь с неуместными слезами. Голос дрожал. – И мы оба знаем, что ты снова задаешь вопросы, ответы на которые мне не стоит озвучивать.

- Что, не пришло время? И я потом сам все пойму? – Его улыбка была почти дикой.

- Винсент, я…

- Ну, говори?

- Со временем ты поймешь, - выдохнула я, отводя глаза. – Мы оба.

Он вернулся ко мне, схватил за руки, резко прижал к себе.

- Скажи, что для тебя это хоть что-то значит!..

Я закрыла глаза, растворяясь в объятии. Аккуратно высвободила ладони и обняла его, пряча голову у него на груди. Это значит для меня больше, чем ты думаешь. Винсент склонился, прижавшись лбом к моему плечу. Через мгновение унес меня на постель, усадил к себе на колени и замер. Зачем так? Растягивать боль, играть на ней, зная, что все равно необходимо сделать то, что сделано?

- Мне нужно идти.

- Ты не ответила.

- Ты знаешь ответ на этот вопрос, Винсент.

Он промолчал. Мы не произнесли больше ни звука. Всего времени мира не хватило бы, чтобы объяснить друг другу то, что мы чувствовали тогда. И никто из нас не мог бы сказать, что именно это было. Я ушла. Ушла снова. Но не сбежав от страха смотреть ему в глаза в тот момент, когда нужно прощаться, а открыто разорвав последние случайно связанные нити. Так милосерднее. Так нужнее. Мы дали друг другу многое. Мы вдохнули друг в друга жизнь тогда, когда это было необходимо. Но мы не любили друг друга. Или я думала, что не любили. У него была Дана. Дана, взбалмошная, сумасшедшая, свободная Дана. А у меня была только моя пустота. И темное знание, которое оставалось со мной даже тогда, когда я перестала быть Хранителем Библиотеки. Меня ждали книги и музыка. Меня ждала Великая Тьма. И отблеск надежды.

Прости меня, Винсент. Если сможешь. Ты больше, чем любовник или друг. Ты больше, чем ученик. Но сейчас я не могу понять, кто ты для меня. Прости меня, Винсент. Я вновь оставляю тебя наедине с твоей памятью. Но и я сама, поверь, остаюсь наедине с собственным Адом непонимания. Я начинаю новую жизнь. Больше не будет той Авироны, которую ты знал. Все меняется.

Продолжение тут


promo era_elto february 13, 2016 00:01 16
Buy for 10 tokens
Мне до сих пор не верится, что я это делаю. Что мы это делаем. Но мы это делаем. Также, как пишем уже три года. Также, как финалим книги за два месяца. Также, как делим, не деля персонажей, и вкладываемся в мир. Также, как пишем по ночам, хотя утром на важнейшую встречу, параллельно финаля…

Comments

( 4 комментария — Сказать )
stacie_elberg
11 апр, 2013 08:48 (UTC)
Ойейейей. И сколько всего еще...
era_elto
11 апр, 2013 11:01 (UTC)
печаль же полнейшая,
crea87
11 апр, 2013 20:56 (UTC)
:( я даже не хочу писать, насколько это печально...
era_elto
11 апр, 2013 21:25 (UTC)
да, невесело (((
завтра предпоследняя часть ...
( 4 комментария — Сказать )

Метки

Разработано LiveJournal.com