?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


В январе этого года я открыла word и неожиданно для себя начала историю, вокруг которой ходила как лиса вокруг сыра последние несколько лет. Я страстный поклонник исторических романов, сумасшедший историк-следопыт, который может часами\ночами\месяцами копать информацию про какую-то мелочь, чтобы потом встроить ее в книгу (для одной строчки, ага). Мы с Настей всегда были исследователями - каждая в своей сфере. И жанр исторического романа - одна из таких сфер.

Мой первый самостоятельный роман - историко-приключенческий. Изучала детали правления Луи 14 Солнце для того, чтобы каждый шаг подчинить сюжету. Вернее, сюжет ему. Филипп IV Красивый - личность для меня монументальная. Он вдохновляет, пугает. Он манит. И шедевр Дрюона "Проклятые короли" - одна из любимейших книг. Тайна, связанная с проклятием тамплиров (кстати, на гравюре выше как раз изображена казнь Тамплиеров, которая состоялась весной 1314 года), не дает спать не первый год. Конечно, мы никогда не узнаем, а как было на самом деле. Но история дает вопросы, поиск ответов на которые приносит колоссальное удовольствие людям типа меня. А значит, рано или поздно роману быть )

"Поступь инквизиции" - одна из множества фрагментов нашего с Настей мира Темной Змеи. Хронологически и логически роман связывает между собой монументальное "Право выбора", работа над которым еще ведется и трилогию "Вопреки судьбе", которая будет полностью переписана. И при этом книга полностью самостоятельна. Она как приправа в сложном блюде - дает миру оттенки.

Филипп IV здесь... почти главный герой. Этот роман - частично наша трактовка проклятия Тамплиеров (Эра любит совать нос не в свои дела), частично - предыстория одного из ключевых персонажей романов "Лавандовый шлейф" и даже почти "Обмани смерть", хотя читатель об этом пока не подозревает.

Мы долго сомневалась, стоит ли выкладывать фрагмент. Но сейчас думаем, что стоит. Не только детективами и трешачком сыты будем, товарищи. Заглянем в прошлое?

Итак... Франция. Фонтенбло. 1314 год.

Ночь с 28 на 29 ноября 1314
Королевская опочивальня, Фонтенбло
Французское королевство

Филипп IV Красивый, молчаливый и железный король, смотрел в потолок. Он не мог шевелиться, не мог уснуть, и поэтому думал. Сегодня в воспоминания снова вернулся образ сгоревшего под крики толпы Жака де Моле и его странное проклятие, вот так неожиданно коснувшееся самого короля. Еще молодой, полный сил, планов весной, сейчас он лежал в своей спальне в Фонтенбло и чувствовал приближение смерти. Ему уже не хотелось высмеивать слова умирающего магистра, а уверенность в том, что они – лишь болезненный бред, вызванный пыткой пламенем, тлела. Он охотился с тех времен, когда еще не мог говорить. И держался в седле лучше любого в королевстве. Но умудрился же свалиться с лошади!..

Что-то его отвлекло. Что-то темное, непонятное. Король не мог вспомнить, что именно. И вот двадцать пять дней он лежит в своей постели в покоях, где когда-то родился, и ждет смерти. С мыслью о том, что он еще столько всего мог сделать. Он еще полон сил. Ему нет и пятидесяти. Он двадцать девять лет правит этой страной и сумел перевернуть закостенелые устои общества. Франция стала сильнее. Ее территории – обширнее. Казна разрослась. И даже эпоха фальшивомонетчика не смогла окончательно уничтожить экономику.

У него три взрослых сына. И вряд ли династия будет уничтожена с его гибелью – слова магистра не найдут подтверждения. И все же что-то беспокоило короля. Загадочная цепь случайностей, которая привела его сюда.

Филипп с трудом закрыл глаза. Он плохо спал в последнее время. Тело отказывалось подчиняться. А голова присылала ненужные видения, которые каждое мгновение стояли перед внутренним взором. Лица детей. Умершей жены. Любимой, но далекой женщины, о которой он так и не позволил никому узнать. Как она там? Он не видел ее целый месяц. И понимал – никто не разрешит обычной графине войти в королевскую опочивальню в момент, когда король умирает. Жаль, что нельзя призвать ее к себе. Это стало бы позором. И для нее. И для ее мужа. И для детей.

Мысль перескочила.

Тамплиеры. Орден был уничтожен. Ему удалось добиться ареста большинства рыцарей. И каждого из них ждал свой костер. Святая Инквизиция беспощадно истребляла еретиков. И предателей не обошло безжалостное пламя. Филипп получил огромные контрибуции. Он поправил экономику. Он избавился от слишком влиятельного ордена. И все же он тронул чье-то гнездо. Непонятно пока, чье. Эта чудовищная в своем многообразии гидра лишилась голов. Но всех ли? Где гарантия, что после смерти Жака де Моле не объявится кто-то еще, под чьей властью Тамплиеры возродятся в новом, еще более уродливом обличии?
Голову короля пронзила сокрушительная боль. Он не мог позволить себе застонать, поэтому лишь сжал зубы. Скоро все кончится. Он не скажет этого вслух – не покажет ничем, ни взглядом, ни словом, но он искренне ждал конца. Боль измучила. Невозможность что-то делать обессилила. Филипп понимал, что дни его сочтены, и надеялся, что счет им очень краток. Он не смел молиться и не видел в этом смысла. Поэтому рассматривал потолок.

- Так умирают короли, - произнес над его ухом смутно знакомый голос.

Взгляд Филиппа остановился на темной фигуре. Фигура вышла из тени и встала у ног. Мужчина в плаще, под которым не видно оружия. Он не был приближенным его величества. Филипп хотел бы задать вопрос, но не посчитал нужным открывать рот для этого – он всем телом своим, измученным и почти уже мертвым, ощущал угрозу, шедшую от мрачной тени, застывшей у его ног. Угрозу смутную и непонятную. Но слишком похожую на то, что спровоцировало падение с любимой лошади.

- Короли умирают в одиночестве. Наедине со своей болью и своими ошибками. Ты тоже расплачиваешься за ошибки, король. И ты тоже не сможешь ничего изменить. Ни со своей властью, ни со своим богатством – ты бессилен пред ликом высших сил. Сил, которые тебе недоступны.

Филипп молчал.

- Не зря тебя называют Молчаливым, мой король, - продолжил мужчина, не дождавшись реакции. – Не зря тебя называют Железным. Ты и сейчас сохраняешь бесстрастность. А ведь я чувствую, что ты из последних сил держишься, чтобы не завопить от боли, как последний крестьянин.

Филипп молчал.

Фигура приблизилась. Король снова убедился в том, что где-то видел этого человека. Хотя сейчас, в предрассветный час он был готов поверить в то, что это не человек. Слишком красноречив был отблеск пламени камина в его глазах.

- Я долго ждал. Ждал, пока силы оставят тебя. Пока ты не сможешь позвать стражу, чтобы нам помешали. Я долго ждал, чтобы поговорить с тобой. Так странно, король, ты всего лишь человек. И какой огромной разрушительной силой ты обладаешь. За 7 лет ты смог уничтожить то, что вполне было способно поглотить тебя. Величайший в истории орден. Твои руки по локоть в крови. Да что там. Ты весь в крови. И все же не всем твоим планам суждено осуществиться.

Король молчал.

Неожиданный собеседник вызвал слабый интерес. Вся сила тратилась на то, чтобы складывать слова, произносимые гостем, в предложения, и осознавать смысл, который они в себе несли. Филиппу казалось, что с ним говорят, стоя в другом крыле замка. Он плохо слышал. Зрение тоже начало отказывать. Рассудок затуманился. Все вокруг поплыло. Тьма.

Он пришел в себя, почувствовав на губах привкус чего-то соленого и теплого.

- Так просто ты не умрешь. Я хочу договорить. А потом… а потом посмотрим. Меня зовут Гильом де Шарон.

Помощник магистра. Сейчас ему должно быть чуть за тридцать. Молокосос! Вступил в орден десять лет назад. И с тех пор славился как один из самых верных людей де Моле. И как его оставили в живых? Король помнил, что отдавал отдельный приказ о том, что де Шарон должен быть взят. И сожжен. Независимо от того, каким способом придется вырывать признание. И ему донесли о том, что приказ выполнен. Заговор? Или страх перед гневом августейшей особы? Де Шарон совершенно определенно исчез вместе с Орденом – Филиппу не докладывали о его деятельности.

Взгляд темных глаз короля остановился на лице гостя. И любой сбежал бы, но этот даже не дрогнул. Гильом сделал еще шаг. Теперь факелы освещали его лицо. Хищное лицо. Крючковатый нос, тонкие губы и очень холодный, темный взгляд. Если бы Филипп еще верил в Бога, он бы решил, что перед ним стоит самый настоящий Ангел смерти. Или сам сатана.

И, возможно, оказался бы не столь далек от истины.

Король облизнул губы. Ощущение чего-то лишнего раздражало. А поднять руку он не мог.

- Ты думаешь, обладаешь полной властью над этим миром? Ты – король, Филипп. Ты король, который будет славен в глазах потомков. Но никто и никогда не узнает, что на самом деле с тобой сталось. Я могу убить тебя сейчас. Но тогда лишь избавлю от страданий, - Гильом наклонился. – Поэтому я тебя не убью. Жак де Моле горел заживо. И ты позаботился о том, чтобы он был в сознании и чувствовал все. Я хочу, чтобы и ты пережил его боль.

- Разве вы властны над жизнью и смертью, Гильом де Шарон, чтобы угрожать своему королю, стоя у его смертного одра?

Филипп вложил в эту фразу все силы, которые еще оставались, и смежил веки, чтобы скрыть, насколько ему сейчас больно. Боль пронзала все конечности. Она искажала восприятие. Она затуманила зрение и приглушила слух. Но она не помешает закончить этот разговор достойно. Угрозы де Шарона пусты. Ни один человек не в силах сделать то, о чем он говорит.

- «Своему королю»? Тебе недолго осталось быть моим королем. А насчет твоего вопроса. Ты удивишься, Филипп. Ведь ты ничего не знаешь об этом мире. И о другом. Более могущественном, чем этот. Ты уничтожил мой орден из-за денег. Ты наводнил страну фальшивыми монетами. Ты алчный старик, который взял слишком много на себя. Ты надеешься, что ты умрешь, и все закончится? Поверь мне – все только начинается.

- Я не верю в загробную жизнь, сударь. Вы зря тратите время, пугая меня.

- А кто говорит о жизни загробной? Я пришел, чтобы в последний раз посмотреть на короля Филиппа IV Красивого. Потому что, как бы ни закончилась эта ночь, завтра его не будет. Потому что, как бы ни закончилась эта ночь, завтра его ждет новая жизнь. Ты будешь молить о смерти, Филипп. А она не придет. Она никогда к тебе не придет. Моле не встретит тебя в Аду. Но ты станешь свидетелем того, как твоя династия умирает. Как твои дети умирают. Как Франция разваливается на части без сильного властителя. Я многое вижу. И – может быть – я что-то тебе расскажу. А пока… Король умер? Страна должна почтить его память.


Последние записи в журнале

promo nemihail 18:00, yesterday 41
Buy for 20 tokens
Да, я вляпался в новую стройку, но сперва мы демонтировали всё, что вы видите на этой фотографии. Нужно конечно понимать, что когда мы это строили, знали что уже совсем скоро все это снесем. Если кто забыл, то это проект большого черного дома. Дом мы закончили несколько лет назад, но…

Профиль

эльфеночек
era_elto
Анастасия Lady Эльберг
Хроники Темной Змеи






Яндекс.Метрика





Метки

Разработано LiveJournal.com