?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


В предыдущих сериях:

Глава первая.

Всем добрый мур!

Вот и подоспела вторая глава нашей истории. События потихоньку закручиваются... а автор, как всегда, недоумевает: и как я отсюда выберусь?.. Ну ладно. Как известно, в любой непонятной ситуации - положись на персонажей! Только потом не жалуйся, что они привели к трешу.

График выкладки: понедельник, среда, пятница.

Предупреждение: первый черновик!

Примечание: как всегда, активным читателям полагается бонус в виде отредактированного романа.

Глоссарий: тут.

Глава вторая, в которой день у Терри, в отличие от Кита, вроде как и задался, а вот вечер - не очень.

13 сентября 2002 года, вечер

Треверберг

- В следующем месяце папа обещал дать мне две свободных недели. Мы могли бы слетать куда-нибудь. К примеру, на Гавайи. Или в Таиланд. Если ты, конечно, не против.

Терри вот уже минут пять интеллигентно ковыряла вилкой ризотто, стараясь не поднимать глаза на сидевшего напротив мужчину. Она обожала итальянскую кухню, но сегодня есть не хотелось. Золотистое вечернее платье в пол с открытой спиной, одно и самых любимых, казалось уродливым мешком, туфли на высоком каблуке натерли ноги. Офицер Нур отдала бы все за то, чтобы вновь нацепить джинсы и кроссовки, а потом сесть за руль и поехать домой. Точнее, туда, где теперь был ее дом. Маленькая квартира, сверху донизу заполненная коробками с надписями «книги», «летняя одежда», «бьющиеся вещи», «обувь». Когда она все это разберет? Когда купит посуду, приобретет шторы и прочие глупые вещички, которые якобы должны быть в доме каждой женщины вроде декоративных салфеток и маленьких бесполезных ковриков? Вопрос без ответа.

- Терри? - вежливо позвал Дэвид.

Она встрепенулась и отложила вилку.

- Прости. Ты что-то спросил?

- Я предложил тебе слетать куда-нибудь в следующем месяце.

- Зачем?

Дэвид отставил бокал с вином и поднес к губам салфетку.

- Ты не хочешь отметить помолвку?

- А мы что, помолвлены?..

Вампир победоносно улыбнулся, вернул салфетку на скатерть и достал из потайного кармана пиджака маленькую бархатную коробочку.

- Нет, но сейчас я все исправлю.

- Погоди-ка, не так резво! - возмутилась офицер Нур. - С чего ты вообще заговорил о помолвке?

- Мы встречаемся уже два месяца. Мой отец согласен, твой - тоже. Мне кажется…

- Глаза протри, если кажется! - Молоденькая вакханка в белоснежных мехах, сидевшая за соседним столиком в компании двух мужчин в деловых костюмах, обернулась и испытующе посмотрела на Терри. Та едва удержалась от того, чтобы показать ей язык. - Почему вы так любите все портить?!

Дэвид перекладывал бархатную коробочку из одной руки в другую так, будто выхватил из костра кусок раскаленного угля. И выражение лица у него было соответствующее - страдание пополам с плохо скрываемым раздражением.

- Я думал, тебе будет приятно, - заговорил наконец мужчина. Он выглядел таким несчастным и потерянным, что Терри стало стыдно за свои слова. И зачем она на него напустилась? Впервые встречается с обращенными их круга и не знает, о чем они думают?.. А парень он хороший. Вежливый, соглашается ходить с ней в театр, умеет вести себя за столом, разбирается в музыке и в искусстве. Идеальная партия… если не думать о том, что их познакомил ее отец. Как и с теми, кто был до Дэвида. - Может, все-таки взглянешь?

Пальцы вампира - ни одного перстня, хотя у них это принято, аккуратный маникюр, гладкая, как у женщины, кожа - открыли заветную коробочку, и Терри в немом изумлении уставилась на лежавшее внутри кольцо. Изящное изделие из храмового серебра с розовым камнем, оттенок которого на свету становился более насыщенным и переходил в алый. Таких дорогих украшений ей не дарил даже отец (возможно, потому, что знал: они будут пылиться в шкатулке).

- Сделал на заказ, - похвастался Дэвид. - Отец познакомил меня с храмовым мастером. Я заплатил ему целое состояние, чтобы закончил побыстрее.

Офицер Нур с тоской посмотрела на ризотто. Вампиры всегда остаются вампирами. Подобные разговоры о ценах, которые она считала бестактными, были у них в порядке вещей.

- Извини, Дэйв. Я не могу.

- Позволь поинтересоваться, почему?

Обиженная мина превратила его красивое лицо в мордашку капризного ребенка. Терри честно пыталась удержаться от смеха, но не вышло. И вампир, конечно же, принял все на свой счет. Он упрямо сжал челюсти и спрятал кольцо в одном из карманов пиджака.

- Разумеется. Кто я, в конце-то концов? Один из пяти сыновей какого-то адвоката из Штатов. Наследник - ну и что? Старший партнер фирмы - ну и что? У меня есть диплом Гарвардской школы права - ну и что? Я не только адвокат, но и преуспевающий бизнесмен - ну и что? Для тебя все это не имеет значения. Ведь ты - дочь Филиппа Хобарта. Стоит папе щелкнуть пальцем - и ты получишь все, что пожелаешь.

Старая шарманка. Когда Терри услышала это впервые, то проплакала полночи. Когда услышала во второй раз, то расстроилась. Но когда вам говорят одно и то же десять, пятнадцать, двадцать раз, механизм работать перестает.

- Прекрати, Дэйв. Я не хочу, чтобы события развивались так стремительно, вот и все. Нам хорошо вместе…

- Если бы нам было хорошо вместе, ты бы приняла мое кольцо!

В каком темном уголке создания Дэвида до сегодняшнего вечера прятался этот набитый дурак?..

- Я не хочу твоих колец. Не хочу подарков, ужинов в дорогих ресторанах, прогулок на яхтах и спортивных машинах. Я хочу, чтобы у нас все было… как у всех.

Вампир взял свой бокал с вином.

- Как у всех, - повторил он.

- Я хочу ходить на нормальные свидания. Мы могли бы погулять по старому городу. Или пройтись вдоль реки. Или побывать на книжной ярмарке. Хочу, чтобы на мне были стоптанные ботинки и драные джинсы, а на тебе - что-нибудь другое, а не пошитый на заказ деловой костюм. Эти великосветские посиделки сидят поперек горла.

Дэвид смотрел на нее так, будто она была буйной пациенткой психиатрической клиники.

- Я не хочу бросать работу и ехать с тобой в Штаты, - продолжила Терри. Она понимала, что говорить этого не следует, но остановиться уже не могла. - Я не хочу сидеть дома так, как это делают жены богатых вампиров. Не хочу ходить по магазинам и покупать шмотки, не хочу говорить о разной ерунде на коктейльных вечеринках и читать модные журналы. Я хочу нормальную жизнь, Дэйв. Понимаешь? Жизнь, в которой мне не говорили бы на каждом углу, что я - дочь Филиппа Хобарта.

- Да все я понимаю. Но ты все равно останешься его дочерью. - Дэвид посмотрел на ризотто в ее тарелке. - Закажем что-нибудь другое? Здесь есть лазанья с артишоками…

- На сегодня хватит. - Офицер Нур достала из сумочки бумажник и положила на стол несколько купюр. - Это за ужин. Спасибо за приглашение. Желаю удачи с адвокатской практикой и бизнесом. - Она помолчала и не удержалась: - И в личной жизни.

***

Отец позвонил в тот момент, когда Терри, разобрав несколько коробок, приготовила себе кофе и устроилась на подоконнике в маленькой кухне. Она смотрела на огни города и не думала ни о Дэвиде, ни об оставшихся коробках, ни о том, что холодильник не работает, а, значит, завтракать придется вне дома. Она вдыхала промозглый осенний воздух, проникавший в квартиру через приоткрытые ставни, и представляла себе будущую жизнь. Самостоятельную жизнь. Ту, о которой так долго мечтала - и которая в последние месяцы из неосязаемой грезы превратилась в навязчивое желание, а потом - в четкую цель.

После обращения она жила в особняке отца. Маленькая принцесса в чудесном замке: спальня, ванная, кабинет, в котором специально для нее оборудовали миниатюрную музыкальную студию, гардеробная и даже будуар. Ее «хоромы» находились в отдельном крыле дома, и при желании их можно было считать квартирой, но свое решение она приняла. Рано или поздно это произошло бы.

Терри могла бы обвинить во всем Тристана с его фанатичными идеями. Отца с его опекой, которая иногда становилась чрезмерной. Но брат не изменится, и она любит его даже таким, хотя видят боги - это непросто. А отец… у него есть наука, бизнес, многочисленные приятели. Доктор Родман, наконец, лучший друг, с которым они прошли все, что только можно пройти. Но у доктора Родмана есть любимая жена, двое прекрасных детей и даже парочка внуков. Велурия Родман, если верить рассказам отца, из очень редкой породы женщин. Они не плачут от благодарности при виде подарков, не устраивают сцен ревности, не жалуются на отсутствие внимания. Они выслушивают, дают совет, если чувствуют, что он нужен, и подставляют плечо. А когда весь мир оборачивается против вас, они встают за вашей спиной и молча подают вам патроны.

И уходят такие женщины тоже молча, добавляла про себя Терри. Тихо, не хлопая дверью и не оборачиваясь. И больше не возвращаются. Отцу бы такая боевая подруга тоже не помешала. Но у него есть только Тристан и Терри. Неудивительно, что он их так опекает. Ведь они для него - весь мир.

- Извини за поздний звонок, милая. Надеюсь, я тебя не разбудил.

- Нет, папа. Разбирала вещи. Теперь пью кофе. Кажется, коробок стало еще больше, но сегодня я к продолжению не готова морально.

- Помню, ты говорила, что помощь тебе не нужна, но повторю свой вопрос.

- Все хорошо. - Через распахнутую дверь кухни Терри обозревала царивший в гостиной бардак. - Часть вещей оставлю запакованными. В ближайшие месяцы присмотрю жилье получше. Тебе звонил отец Дэвида?

- Что? Нет. Мы с ним давно не разговаривали. Удивлен, что ты об этом спрашиваешь.

Офицер Нур сделала глоток кофе и поморщилась: уже успел остыть. Никакого вам латте макиато с корицей и мускатным орехом. Отвратительный черный кофе из дешевой турки, купленной сегодня на блошином рынке. Может, оно и к лучшему. Нужно привыкать к простой жизни. Работа ей в этом поможет.

- Ты звонишь в начале двенадцатого ночи. Поздновато для милой семейной беседы.

- У вас с Дэвидом что-то случилось?

И кто тянул ее за язык?..

- Мы немного повздорили.

В трубке послышался тяжелый вздох. Отец знал, что означает эта фраза.

- Я позвонил для того, чтобы поинтересоваться твоими успехами, - перевел он тему. - Офицер Нур, так? С сегодняшнего дня ты начала работать в полиции Треверберга.

- Да, - подтвердила Терри. - Я была уверена, что ты забыл.

- Мы с Альбертом много работаем, но память мне не отказала.

- Все прошло великолепно. Мой наставник - детектив Вагнер, как я и хотела. Мы были в Ночном квартале. В клубе «Абсент для феи». Видели труп. Точнее, трупа мы не видели, его увезли в лабораторию до нашего приезда. Но завтра я иду к патологоанатому для того, чтобы получить результаты экспертизы. Потом мы начнем собирать следственную группу.

- Что случилось с беднягой?

- Похоже, алкогольное отравление. Абсентом.

- Полиция Треверберга собирает следственную группу для каждого такого случая?

Терри сделала еще один глоток кофе, соскочила с подоконника, подошла к раковине и вылила туда противную жижу.

- Прости, папа, но такие детали нам обсуждать нельзя.

- Отравление абсентом. Тристану бы это понравилось.

- Не сомневаюсь. Вот только отравился он, судя по всему, не абсентом. С нами была женщина-оборотень, ты знаешь, что у них острое обоняние. И она…

- Терпсихора, - оборвал ее отец, - мгновение назад ты сказала, что вам нельзя обсуждать детали дел, а теперь хочешь выболтать все гражданскому лицу?

Офицер Нур прыснула со смеху и включила воду для того, чтобы помыть чашку.

- Точно, папа. Ты меня поймал. Кстати… - Она замерла, глядя на тонкую струю. Конечно же, ледяную - для того, чтобы обзавестись горячей водой, следовало включить обогрев вручную. В особняке подобными вещами всегда занимались слуги. - Ты знаком с детективом Вагнером?

- Нет, а вот Альберт знаком. Он консультировал группу в деле того маньяка… как писали журналисты?

- Костяной лорд, - напомнила Терри. - Не знала, что доктор Родман сотрудничал с полицией. Это он поговорил с капитаном Боннаром по поводу меня?

- О чем ты, Терпсихора? - искренне удивился отец. - Альберт дал им пару-тройку консультаций насчет кислот, которые этот… кхм… не совсем здоровый психически джентльмен использовал для снятия плоти с костей. Он не такой именитый эксперт, как доктор Карлин, по крайней мере, в глазах твоих теперешних коллег. С чего бы ему говорить насчет тебя с капитаном Боннаром?

И правда, с чего бы? Ей пора спать. Вставать ни свет, ни заря.

- Извини, папа. У меня был тяжелый день. В голове ерунда, и на языке тоже.

- Отдыхай, милая. Если тебе понадобится помощь, Бэзил в твоем распоряжении.

***
14 сентября 2002 года, утро

Треверберг

Доктор Энрике Дуарте, патологоанатом, которого «осчастливили» телом Саймона Майлза, оказался высоким смуглокожим мужчиной с интеллигентным лицом и добрыми каре-зелеными глазами. Он неуловимо напомнил Терри отца - даже волосы зачесывал назад так, как это делал доктор Хобарт. Только у Энрике они были не седыми, а иссиня-черными. Вампирше внезапно захотелось к ним прикоснуться, и она покраснела. На ее смущение патологоанатом отреагировал мягкой улыбкой. Так улыбаются люди, которые осознают свою привлекательность и привыкли к постоянному вниманию, но взаимностью ответить не могут, потому что их сердце уже занято. Так и есть. На безымянном пальце доктора Дуарте блестело обручальное кольцо. Терри безошибочно признала в патологоанатоме темного эльфа-полукровку. Мать, скорее всего, смертная.

- Хотите кофе? - осведомился Энрике, направляясь к чайнику.

Мысль о свидании с Саймоном Майлзом Терри не нравилась, и она решила ответить хозяину кабинета утвердительно, хотя сегодняшнюю дозу кофеина уже получила по дороге в участок.

- Спасибо, доктор Дуарте. Не откажусь.

- Когда ко мне так обращаются, сразу ощущаю себя на сорок, - улыбнулся патологоанатом. - Лучше перейдем к именам. И присаживайтесь, пожалуйста.

- У вас красивое имя, - сказала офицер Нур. Она посмотрела на фотографию в серебристой рамке, стоявшую на столе - женщина в кружевном платье, серьезный мальчик в белой рубашке и черных брюках и большой серый дог, и добавила: - И жена у вас тоже красивая... А сколько лет сыну?

Энрике достал из шкафчика над раковиной две прозрачные кружки.

- Семь. Винсента говорит, не успеем оглянуться - начнет крутить романы направо и налево и разбивать несчастным девушкам сердца. А я отвечаю, что у него будет младшая сестра, и часть энергии он будет тратить на то, чтобы успокаивать ее ухажеров.

- Ваша жена смертная? - ляпнула Терри прежде, чем успела подумать.

Но доктора Дуарте вопрос не смутил.

- Смертная. - Он снова улыбнулся, став похожим на юношу из прекрасных грез молоденькой испанки, и щеки офицера Нур, к ее стыду, опять залились румянцем. - Кита с Эрной мы, конечно, не переплюнем. У темных эльфов все происходит быстрее. У нас - только Герман, а у них - уже трое…

- Трое?! - ахнула вампирша, начисто забыв о приличиях.

- Старшая дочь и двое младшеньких, близняшки. В благородных семьях не принято заводить много детей, но они из простых. Вольны делать все, что вздумается. Ваш кофе, Терри.

Офицер Нур обхватила чашку ладонями и уставилась на карандашницу с логотипом полиции Треверберга. В противном случае она пялилась бы на патологоанатома, а это было совсем неправильно.

- Хорошие новости - на тело вам смотреть не нужно, - успокоил гостью Энрике, занимая второй стул. - Ничего любопытного. А вот результаты… да.

Он открыл верхний ящик стола, помеченный наклейкой «Результаты экспертизы», извлек оттуда тонкую папку и протянул Терри.

- Смерть наступила в промежутке между двумя и четырьмя часами ночи, - начал доктор Дуарте. - Детектив Хилборнер, как всегда, оказалась права, обоняние оборотней не подводит. Отравление.

Офицер Нур рассеянно перевернула несколько страниц отчета.

- Чем? - спросила она, понимая глаза на патологоанатома.

- Цианид, - с довольным видом сообщил Энрике. - Почти как у Агаты Кристи.

- Это кажется вам странным? - пожала плечами Терри, пробуя кофе - отличный, как и ожидалось.

- Отравленный абсент наливали из бутылки, найденной под кроватью. В стакане, из которого его пили - единственном стакане, который нашли в номере - лежал сахар.

Вампирша ответила доктору Дуарте непонимающим взглядом. Он похлопал ее по колену.

- Леди, вы знаете, как обычно пьют абсент?

- На специальную ложку кладут кусочек сахара, - обрадовалась возможности продемонстрировать почерпнутые в процессе работы с Тристаном знания Терри. - Через сахар льют ледяную воду до тех пор, пока напиток не помутнеет.

Энрике театрально зааплодировал.

- Прекрасно. А о том, что сахар является одним из самых сильных антидотов, когда речь заходит о цианиде, вы слышали?

- Нет, - нахмурилась Терри, снова беря чашку.

- План отравить Григория Распутина цианидом не сработал исключительно потому, что яд подсыпали в пирожные. - Доктор Дуарте сделал пару глотков кофе. - Почему же цианид подействовал в случае Саймона Майлза?

Сделав над собой усилие, офицер Нур оторвала взгляд от губ патологоанатома и вернулась к просмотру отчета.

- И еще, - продолжил Энрике. - Ложка. Мой брат коллекционирует ложки для абсента, и я не мог не обратить на это внимание. Она особенная, древняя, дорогая. Я мог бы предположить, что в клубе такие дают особо важным клиентам, но это было бы чересчур даже для такого заведения. Сперва я решил, что парень - тонкий знаток, любитель абсента. Он высаживал как минимум двадцать сигарет в день, но печень в норме, так что алкоголем не баловался. Абсентом - тем более.

- Дуарте, ты совсем заболтал даму. Она же с тебя глаз не сводит.

Детектив Вагнер, бесшумно появившийся за спиной у Терри, подошел к Энрике. Мужчины обменялись рукопожатием.

- Похмелье отпустило? - поинтересовался доктор Дуарте.

- Да пошел ты, - добродушно огрызнулся наставник. - Извини, но мы торопимся. Свидетели не ждут.

- Я все рассказал леди. Детали в отчете. Не забудьте вернуть вечером, а то начальство спустит с меня шкуру.

- Тебе пора самому становиться начальством, - заметил Кит.

Энрике достал из кармана халата сотовый телефон.

- И сидеть тут весь день? Спасибо, Вагнер. Я тоже тебя люблю. - Он ответил на звонок. - Да, дорогая. Да… думаю, освобожусь после четырех. Конечно. Не забуду.

- Спасибо за кофе, доктор! - бросила Терри, убегая по коридору лаборатории вслед за Китом. - Было очень вкусно!

- Эй, эй. - Детектив Вагнер посмотрел на нее исподлобья. - Не хочу тебя разочаровывать, но перед тобой длинная очередь из отчаявшихся дам. А твой доктор женат.

Офицер Нур поджала губы.

- Вы тоже женаты, - сказала она, - но на красивых женщин вам никто смотреть не запрещает. И вы смотрите, я уверена.

- Уж вижу я, как ты на него смотришь.

- Прекратите, детектив Вагнер. Вы должны наставлять меня в работе. А то, как и на кого я смотрю, вас не касается.

Наставник водрузил на нос солнцезащитные очки.

- Не злись, - примирительно сказал он. - Я могу тебя понять. Энрике и вправду мужик хоть куда. Думаю, если ты воспользуешься обаянием обращенной леди, то у тебя есть шанс.

- Опять шутите, - вздохнула Терри.

- Конечно. А за рулем сегодня ты. И это не шутка.

Вперед, к третьей главе.


Записи из этого журнала по тегу «Творчество»

promo era_elto february 13, 2016 00:01 16
Buy for 100 tokens
Мне до сих пор не верится, что я это делаю. Что мы это делаем. Но мы это делаем. Также, как пишем уже три года. Также, как финалим книги за два месяца. Также, как делим, не деля персонажей, и вкладываемся в мир. Также, как пишем по ночам, хотя утром на важнейшую встречу, параллельно финаля…






Яндекс.Метрика





Метки

Разработано LiveJournal.com