?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


В предыдущих сериях:

Глава первая.

Глава вторая.

Глава третья.

Глава четвертая.

Глава пятая.

Глава шестая.

Глава седьмая.

Глава восьмая.

Глава девятая.

Глава десятая.

Всем добрый мур! Среда - и читателя ждет свежая глава "Абсента для феи". Держу пари, ни один из вас не хотел бы оказаться на месте Терри и Кита. Потому что история становится все более запутанной, и каждая новая улика таит в себе новую загадку... впрочем, ничего удивительного. Это ведь Треверберг. А в Треверберге по-другому не бывает.

График выкладки: понедельник, среда, пятница.

Предупреждение: первый черновик!

Примечание: как всегда, активным читателям полагается бонус в виде отредактированного романа.

Глоссарий: тут.

Глава одиннадцатая, в которой мы узнаем, что и у Уильяма тоже есть свои секреты.

15 сентября 2002 года, вечер

Треверберг

- Сегодня меня навещали полицейские. Детектив и стажерка из отдела по расследованию убийств. Расспрашивали о Лоуренсе. И о тебе.

Это были первые внятные слова, которые Уильям сказал за последние полтора часа. Он позвонил Норе в тот момент, когда искал стоянку под ее домом - обычно о свиданиях они договаривались заранее, и таких сюрпризов доктор Горман не преподносил. К счастью, одна из назначенных на вечер встреч отменилась по причине срочного отъезда клиентки за границу, и вакханка вернулась раньше обычного. Беглого взгляда на появившегося в дверях Уильяма ей хватило для того, чтобы понять - с ним что-то не так. Он выглядел не таким аккуратным, как всегда, держался не так спокойно и уверенно, как всегда... А еще он был чересчур нетерпелив в постели. Ни следа привычной обстоятельности. Последнее Нору, скорее, обрадовало, чего не скажешь об остальном.

- Ох уж эти убийства. В новостях только и говорят, что о них.

Но вежливое предложение оставить неприятную тему Уильям пропустил мимо ушей.

- Я думал об этом весь день, - сказал он. - Утром позвонил отцу. Оказалось, он уже все знает. Читал газеты. Что может быть хуже, чем узнать о смерти сына из газет? Не понимаю, разве полиция имеет право разглашать имена убитых до того, как сообщает детали родственникам?

- Не думаю, что эти детали прессе сообщила полиция, - возразила Нора. - Скорее всего, журналисты сами пронюхали. Они умудряются узнавать все и обо всех в кратчайшие сроки.

Уильям сел и взял с прикроватного столика портсигар, который вакханка держала в спальне для курящих гостей. Он щелкнул серебряной крышкой, достал папиросу и поднес к ней огонек зажигалки. На памяти Норы он курил лишь однажды: в вечер ее дня рождения. Она угостила его напитком, рецепт которого был таким же древним, как сама Великая Богиня, и хранился в тайне так же свято, как самые сокровенные секреты жрецов культа сладострастия. Травы для приготовления афродизиаков вакханки всегда держали под рукой, но отвар готовили лишь по особым случаям. Кубок такого напитка действовал и на обращенных, а о смертных говорить не приходится. Нора любила вспоминать ту ночь, и не только потому, что она была долгой: Уильям наконец-то сбросил маску приличного семьянина и показал свое истинное лицо. Он даже позволил себе нарушить один из самых строгих запретов и впервые за десять с лишним лет выкурил предложенную хозяйкой папиросу.

- Следовало рассказать им всю правду, - внезапно заявил Уильям.

Нора, лениво смотревшая на него из-под полуопущенных ресниц, напряглась.

- Всю правду о чем?

- О ком, - поправил мужчина. - О Лоуренсе.

- Что здесь можно рассказать? Вы не общались целую вечность.

Уильям откинулся на подушки и проследил взглядом за растворяющимся в воздухе дымом.

- Билл? - поторопила его вакханка.

- Он водил дела с людьми, которые занимаются нелегальной торговлей спиртным, - наконец ответил гость. - Как-то раз я обратился к нему за помощью, мне понадобилась крупная сумма денег. Я имею в виду, очень крупная.

Нора потянулась за бокалом с вином, стоявшим на прикроватном столике.

- Для чего?

Любой на месте Уильяма ответил бы «не твое дело», но доктор Горман, к ее удивлению, произнес:

- Для Джины. Когда она решила начать свою практику, у меня не было денег. Со стороны все выглядело пристойнее некуда, но клиника переживала тяжелые времена. Все деньги шли в оборот. Я мог отдать часть Джине, но понимал, что она встанет на ноги нескоро - и это при самом лучшем раскладе. В худшем случае мы бы потеряли все, и нам обоим пришлось бы начинать с самого начала. У отца, как ты понимаешь, я денег просить не мог. Выход был один: обратиться к Лоуренсу. Он обрадовался, услышав мой голос, и мы договорились встретиться в ресторане, в который я и сегодня не пойду без опасения проделать огромную дыру в своем бюджете. Мы засиделись допоздна: говорили о работе, о разных глупостях, о планах на будущее. Лоуренс не просто согласился помочь мне с деньгами: он выписал чек на сумму, которая чуть ли не вдвое превышала запрошенную. Когда речь зашла о возвращении этого долга, он только замахал руками: дескать, это его подарок. Я так много с ним возился в детстве, что теперь он чувствует себя обязанным. Разумеется, я не мог не поинтересоваться происхождением этих денег, пусть и знал, что услышу в ответ. Лоуренс не стал изворачиваться, рассказал обо всем честно и прямо.

Нора сделала глоток вина и поставила ноги на пол. Ей хотелось принять горячий душ и съесть сытный ужин. А еще - переодеться. До прихода полицейских оставалось около сорока минут. Откровения Уильяма сейчас были совершенно не к месту. Она и так слишком часто играла роль жилетки для слез. Катился бы он к чертям вместе со своим благородством и братом, который…

- Билл. - Вакханка повернулась к мужчине. - Ты сказал, что он работал с людьми, которые нелегально продавали спиртное?

По лицу Уильяма пробежала тень, и Нора поняла, что пропустила часть монолога - возможно, самую важную (с точки зрения оратора) и самую проникновенную.

- Да, - кивнул он.

- Что тебе сказали полицейские?

- Что его отравили абсентом.

- А о том, что у него нашли мои фотографии, они не говорили?

Доктор Горман сделал очередную затяжку и расслабленно прикрыл глаза.

- Мне нужно сыграть любовника, снедаемого ревностью? - улыбнулся он.

- Это не кажется тебе странным?

- Смерть моего брата? Нет. Он ходил по лезвию, а такие плохо кончают. Твои фото, найденные у него? Нет. Ты - красивая женщина, регулярно появляешься в газетах и выпусках новостей. Почему бы ему не держать при себе снимки красивой женщины?

- Если верить полицейским, это не обычные снимки, Билл. Речь идет о скрытой съемке. Почему мои фотографии, сделанные втайне от меня, нашли у твоего покойного брата, который был связан с торговцами нелегальным алкоголем? Кстати, ты в курсе, что абсент - это тоже алкогольный напиток?

Уильям потушил остаток папиросы в пепельнице из синего стекла.

- Тебе не стоит смотреть новости так часто, Менора. Ты выдумываешь детективные истории, веришь в них и начинаешь паниковать, видя преступников в каждом встречном.

- Этот «каждый встречный» был любовником Андры. Они встречались полгода.

В спокойных глазах мужчины появилась искра интереса.

- Серьезно? Я думал, вкус у твоей подруги более тонкий.

- Саймона отравили абсентом. Твоего брата отравили абсентом. Саймон был моим любовником. Лоуренс был любовником Андры. Понимаешь?

Он поманил ее пальцем.

- Понимаю. Можно расслабиться, все любовники убиты. Помимо меня, пожалуй.

Нора встала и подняла с пола шелковый халат.

- Тебе пора, Билл. Ко мне скоро придут детектив Вагнер и офицер Нур. Принесут проклятые снимки и зададут еще тысячу ненужных вопросов. Они просидят здесь до полуночи как минимум, а мне завтра вставать ни свет, ни заря.

- Детективу Вагнеру и офицеру Нур не помешало бы обзавестись семьями, - заметил Уильям. - Тогда желания шастать по чужим квартирам у них поубавилось бы.

- У тебя тоже есть семья, - напомнила Нора, не оборачиваясь.

На тему семьи в их разговорах был наложен негласный запрет, но на нарушение границ Уильям не отреагировал. Он выбрался из кровати и начал одеваться. Вакханка присела возле зеркала и взяла щетку для волос.

- Я бы рассказал им, если мог, - нарушил молчание гость. - Но сейчас дела наконец-то пошли в гору, и репутация для меня - самое главное. Кроме того, не думаю, что произошедшее семь лет назад как-то отразится на расследовании.

Нора обстоятельно причесывалась, изучая свое лицо в отражении. Фотографии вкупе с историей о том, что Лоуренс Горман и Андра были любовниками, весь день не выходила у нее из головы. Когда все закончится, она уедет в отпуск на пару месяцев. Куда-нибудь подальше. В Индию. В Африку. На Северный полюс.

- Ты прав, Билл. Спасибо, что заглянул.

***

Нора капнула несколько капель эфирного масла грейпфрута на пол в душе и минут пятнадцать нежилась под горячими струями воды. Кто-то справлялся с надвигающимся стрессом с помощью терапевтического шопинга, кто-то наедался до отвала, но в итоге подобные способы повергали в еще больший стресс. Вакханка знала, что в таких случаях лучше отправиться на экзотический массаж, устроить день отдыха и косметических процедур или побаловать себя ванной с ароматной пеной. Душ с эфирными маслами за неимением лучших вариантов - тоже отличная идея. Подобное всегда расслабляло Нору, в отличие от беготни по магазинам и дополнительной порции мороженого.

С особой тщательностью она оформляла две комнаты в квартире - спальню и ванную. Оба эти пространства - наряду со священным уголком, алтарным помещением, в котором хранились травы, кристаллы, карты Таро и другие вещи, при описании которых используют слово «магия» - заключали в себе суть мировоззрения жрецов культа сладострастия. Спальня - место, где они служат Великой Богине в поступках, а не в молитвах. Ванная - место очищения, расслабления и перерождения. В последнюю вакханка вложила кругленькую сумму, но это того стоило. Из сумрачной сырой комнаты помещение превратилось в храм с ароматическим свечами, маленькой кушеткой с ворохом шелковых подушек и водонепроницаемыми колонками под потолком. Утром можно было включить бодрую музыку, вечером - расслабляющую, а в тех случаях, когда гости решали принять ванну вместе с хозяйкой (часто решала хозяйка, а они подчинялись, безропотно и с радостью) - эротическую. В ванной Нора хранила набор масел для массажа, многочисленные баночки с солями и мазями, большую часть которых готовила сама.

Бусинка, никогда не оставлявшая хозяйку во время водных процедур, мирно дремала на кушетке. На несколько минут вакханка перенеслась в свободное от тревог пространство, где жрицы культа сладострастия из прошлых эпох пребывали практически круглые сутки. Вот она нежится под первыми лучами утреннего солнца, направляясь в храм для вознесения молитвы Великой Богине. Дремлет, прячась от полуденной жары в тенистой оливковой роще. Готовит очередную порцию смеси трав для курильниц, переговариваясь с главной жрицей. Складывает в большую плетеную корзину фрукты для праздника полной луны. Подбирает наряд для церемонии: лазурный шелк приятно холодит кожу, янтарные бусы, которые она достает только по особым случаям, хранят в себе тепло солнечных лучей. Танцует с подругами под полной луной. Предается любви с одним из гостей праздника в потайном гроте на берегу лесного озера.

Где она, та размеренная жизнь, которую когда-то вели ее предшественницы? Сегодня их религия стала совсем другой. Они не утратили связь со своей госпожой, напротив, она становится крепче с каждым днем. Но иногда Нора мечтала заглянуть в прошлое хотя бы одним глазком. Как на самом деле выглядели пиры? Каким был воздух в храмах? Что она могла бы почувствовать, преклоняя колени в святилище?

Мелисса, в отличие от нее, провела в храме детство - она жила в каменных стенах до пятнадцати лет, темного совершеннолетия. Она была намного ближе к религии, чем старшая сестра. Неудивительно, что главная жрица выбрала ее одной из двух своих подруг. Неслыханная честь для любой вакханки, тем более если она молода. Но мысли главной жрицы остаются тайной для остальных членов группы последователей. А ее решения часто кажутся нелогичными. Она слышит Великую Богиню лучше, чем обычная вакханка. Ради особого слуха главная жрица приносит особую жертву - дает обет безбрачия.

Время от времени Нора спрашивала себя: способна ли она на такое? Отказаться от прикосновений мужчин и женщин ради того, чтобы иметь возможность беседовать с госпожой чуть ли не напрямую? И каждый раз ответ был одним и тем же: нет. Какая вакханка в здравом уме откажется от секса?.. Впрочем, это актуально не только для вакханок. Взять тех же вампирш. Или женщин-оборотней. А люди? С людьми все сложнее, но сложности они выдумывают себе сами.

***

Нора вытерлась махровым полотенцем, облачилась в шелковое кимоно пастельных тонов, заплела волосы в косу и, критически оглядев лицо в зеркале, несколько раз ущипнула себя за щеки. Она выглядела бледной даже после горячего душа, а наносить макияж не хотелось. В отличие от Андры, вакханка не любила рисовать себе лицо по вечерам. Да и по утрам, если уж на то пошло, тоже. Но в мире, где она жила, на женщин без макияжа смотрели косо. Будь ее воля, Нора носила бы не деловые костюмы, а свободные наряды из шелка и льна. И ходила бы исключительно босиком.

Бусинка съела поздний ужин и, забравшись на холодильник, угнездилась на одной из своих многочисленных кроватей - плоской подушке цвета бургундского вина. Вакханка принесла из священного уголка бутылку вина для гостьи и достала два чистых бокала. Звонок в дверь раздался в тот момент, когда она зажигала свечи.

- Добрый вечер, мисс Уолд, - поздоровалась Терри. Нора заметила, что вампирша пришла в одиночестве, и та ответила на незаданный вопрос: - Детектив Вагнер остался в квартире Саймона. Мы нашли там кое-что, он ждет криминалистов.

- О, так вы обнаружили его квартиру, - кивнула вакханка. - Проходите, пожалуйста. Можно поинтересоваться, где она находится?

- В старой половине. Он снимал комнату у Офелии Стар.

Нора вяло подняла брови. Офелия Стар… Офелия Стар. Ах да. Художница и фотограф.

- Хм. Они были знакомы?

- Нет. Мисс Стар сказала, что Саймон поселился там после того, как миссис Фэй попросила его приютить.

Вакханка повертела в руках коробок с каминными спичками.

- Андра?.. Странно. По ее словам, она и понятия не имела, где Саймон в течение последнего месяца. Располагайтесь, офицер Нур.

Терри присела у стола, оглядела бокалы и зажженные свечи.

- Вы кого-то ждали в гости, мисс Уолд? - Ее щеки порозовели. Нора уже в который раз отметила, что смущение вампирше к лицу. - Я, наверное, невовремя…

- Ну что вы, дорогая моя. Это для вас. Мы любим принимать гостей. Не могла же я поставить на стол дешевое вино или, не приведи Великая Богиня, налить вам кофе?

Вампирша покраснела еще гуще.

- Извините, мисс Уолд, но… я не пью спиртное.

- О. - Эстафетную палочку в гонке «кто должен смущаться следующим» пришлось принять Норе. - Я не знала. Подумать только, доктор Хобарт - тонкий ценитель вин, а его дочь не прикасается к алкоголю. У меня есть виноградный сок. С точки зрения моей госпожи это тоже вино.

Терри выложила на стол небольшой конверт.

- С удовольствием выпью виноградного сока, - поблагодарила она. - Вы знакомы с папой?

- Мы встречались несколько раз на официальных приемах. Среди моих любовников есть и ученые, и врачи. Кажется, кто-то из них работает в восстановительном центре вашего отца… нет, это мой бывший любовник. Кстати, он был вампиром.

Нора наполнила один из бокалов виноградным соком и поставила его перед гостьей.

- Спасибо, мисс Уолд. Папа угощал вас нашим вином?

- Насколько я знаю, на приемах в его особняке он ставит на стол только вина из своего погреба. И они восхитительны, а уж я в этом разбираюсь. - Вакханка заняла второй стул и взяла свой бокал. - Скажите, дорогая моя… я могу называть вас «Терри»? Или лучше использовать полное имя? Кажется… Терпсихора?

- «Терри» меня устроит, - с улыбкой кивнула офицер Нур.

- Откройте мне секрет. Ваш отец - привлекательный мужчина. Он умен, богат, да к тому же еще настоящий джентльмен, редкая комбинация положительных качеств, особенно в наши дни. Почему он до сих пор одинок?

Терри пристально разглядывала содержимое своего бокала.

- Не знаю, мисс Уолд. Честно говоря, многие удивляются, особенно доктор Родман.

- М-м-м… доктор Родман. Ах да, очаровательный темный эльф, партнер вашего отца. Кажется, он женат на какой-то богатой леди из Штатов… не будем сплетничать. Лучше поговорим о деле. И называйте меня по имени, пожалуйста. Я предпочитаю обращение «Нора».

Вампирша после некоторого колебания все же сделала глоток сока, а потом протянула вакханке конверт. Нора открыла его, хотя желания изучать содержимое не испытывала.

- Ох, - только и сказала она, изучая снимки. Фотограф постарался: ловил свою «жертву» всюду. Магазины, салоны красоты, деловые встречи, рестораны. На части фото Нору запечатлели в компании мужчин, партнеров, клиентов или любовников. - Есть возможность установить, кто снимал?

Терри пожала плечами, вновь прикладываясь к бокалу.

- Завтра мы отправим фотографии в лабораторию. Там смогут определить модель камеры, но не думаю, что это нам поможет. Понимаю, что это прозвучит немного пугающе, Нора, но у вас есть недоброжелатели?

- Не представляю, зачем кому-то из моих конкурентов за мной шпионить. Да нас и конкурентами-то назвать нельзя в полном смысле этих слов. Мы чаще всего сотрудничаем, а не делим сферы влияния.

- Возможно, речь идет о клубе «Абсент для феи», а не о вашем агентстве?

Нора откинулась на спинку стула и поболтала вино в бокале.

- Не думаю. Мы уже говорили о том, что я являюсь партнером Андры только на бумаге. Мой вклад - это деньги. Я давно не вникаю в тонкости бизнеса. Даже не представляю, с кем она ведет дела.

- Как давно вы отошли от управления клубом?

- Дайте-ка подумать… лет семь назад. Мы вышли на прибыль и взяли уверенный курс наверх. Я решила, что моя помощь Андре больше не нужна, и сосредоточилась на агентстве.

- Значит, финансами в то время управляли вы.

Вакханка рассеянно кивнула, наблюдая за едва колышущимся пламенем свечей. Семь лет назад она предоставила клуб в безраздельное пользование своей подруге Кассандре Фэй - и примерно в то же время познакомилась с Уильямом. Несколько месяцев спустя Уильям обратился к брату, связанному с незаконными торговцами спиртным, и попросил у него «ссуду» для того, чтобы его жена смогла открыть свою практику. Теперь Лоуренса убивают, выясняется, что он был любовником Андры. Уильям изменяет своей привычке назначать свидания заранее, является к ней домой, набрасывается, как изголодавшийся по любви мартовский кот. И - на сладкое. Андра попросила Офелию Стар приютить Саймона, но не сказала подруге ни слова. Более того - не далее как сегодня утром разыграла целый спектакль.

Андра лгала Норе. Лгала полиции. У нее просто расшатались нервы - или это чересчур странные совпадения?

Вакханке хотелось взять телефон, прямо сейчас набрать номер подруги и попросить объяснений, но она решила, что личная беседа с глазу на глаз будет предпочтительней. Завтра. Завтра она поедет к Андре, и они поговорят. Конечно, она все себе напридумывала. Пустоголовая вакханка, которая видит знаки в малейшем дуновении ветерка. Что уже может случиться? Она занимается абсолютно законным бизнесом. Исправно платит налоги. У нее нет никаких долгов. Но ведь людей не убивают просто так, верно? И вряд ли поклоннику взбредет в голову нанимать частного детектива для того, чтобы следить за дамой сердца. А если и взбредет, то эти снимки уж точно не найдут в барсетке отравленного мужчины.

- По телефону вы говорили о каком-то мистическом мотиве, - напомнила Нора бесцветным голосом.

- Да. Вот, взгляните.

Терри положила перед хозяйкой квартиры фотографии этикеток с бутылок абсента. Вакханка взяла их и принялась внимательно разглядывать.

- Таро, - констатировала она. - Дьявол и Маг. И цитаты из «Ключей Соломона».

- Одна и та же цитата, - уточнила вампирша.

- Похоже на какое-то призывное заклинание, - предположила Нора. - Думаю, дело не в нем, а в картах. Ведь они на каждой этикетке разные. Кстати, где чья?

- Дьявол был первым. Маг - вторым.

Вакханка отложила снимки.

- Когда мы говорим о Дьяволе, то часто подразумеваем зависимость или соблазн. Для того, чтобы преодолеть его, мы должны заглянуть в себя и спросить, кто же придумал сковавшие нас цепи. Частенько мы придумываем их сами, Терри.

- А Маг?

- С Магом все чуть сложнее. Но если мы предположим, что человек, оформивший для нас это послание, имел в виду что-то отрицательное - а речь идет об убийствах - то…

Нора замолчала и поставила бокал на стол.

- То? - поторопила ее Терри.

- Его слабая сторона - импульсивные решения. - Вакханке на мгновение показалось, что она говорит о Лоуренсе, а не о карте, и она бросила очередной взгляд на снимки. - Силу можно применять с умом, а можно расходовать бездумно. Если Маг не планирует, то он действует импульсивно. И его поступки могут иметь очень неприятные последствия.

Вампирша подвинула к себе фотографии и вгляделась в этикетки.

- А можно взглянуть на колоду Таро, Нора? Я еще никогда не видела карт вблизи.

- Конечно, дорогая моя.

Вакханка принесла деревянную шкатулку, достала из нее колоду, осторожно развернула отрез черного шелка и разложила веер карт на столе.

- Смотрите. Только руками не трогайте.

Терри зачарованно изучала карты.

- Очень красивые, - произнесла она. - И странные. Маг и Дьявол здесь выглядят иначе.

- Существует много колод. Это готическое Таро. Какая из карт вам больше по душе?

- Вот эта, - без колебаний выбрала вампирша, указав на Влюбленных.

Нора взяла карту и поднесла ее к глазам.

- Выбор, который вы хотите сделать самостоятельно - и который каждый раз за вас делает ваш отец, - улыбнулась она.

Терри обхватила ладонями бокал с виноградным соком, будто защищая его от взгляда собеседницы.

- Я просто хочу жить своей жизнью, вот и все, - отрубила она.

- Мне кажется, вы ищете невозможного, дорогая моя, - проговорила Нора вкрадчиво. - Скорее всего, потому, что не знаете, чего хотите.

- Я хочу…

- … не от себя. От мужчин. Вы в этом не виноваты. У вас перед глазами пример вашего отца. Существа, которое жертвует своим счастьем ради детей. В глубине души вы считаете, что этот долг нужно вернуть. Но ему не нужны ваши жертвы, Терри. Он хочет, чтобы вы были счастливы. Ваш брат тоже по-своему счастлив.

Терри прищурилась.

- Откуда вы знаете? Ах да. Все эти глупости по поводу открытого сердца. Я об этом читала. Так вот. Вы ошибаетесь. Если я хотя бы иногда с кем-то встречаюсь, то мой брат не поднимает головы от книг и выходит из библиотеки только потому, что ему нужно ездить в университет.

Нора начала собирать карты.

- Возможно, вы недостаточно хорошо его знаете? Спросите при случае. Уверена: он скажет вам правду. Напомните, как его зовут? Ах да. Тристан. Какое красивое имя. Под стать красивому юноше. Он похож на вас. Серебряные волосы, фиалковые глаза. Если Великая Богиня позволяет такому существу сидеть в четырех стенах и хранить себя для той самой, единственной, то я завтра же приму обет безбрачия.

- Он не такой, - упрямо повторила Терри.

- Как скажете, дорогая моя.

Вперед, к двенадцатой главе!


Последние записи в журнале

promo era_elto february 13, 2016 00:01 16
Buy for 100 tokens
Мне до сих пор не верится, что я это делаю. Что мы это делаем. Но мы это делаем. Также, как пишем уже три года. Также, как финалим книги за два месяца. Также, как делим, не деля персонажей, и вкладываемся в мир. Также, как пишем по ночам, хотя утром на важнейшую встречу, параллельно финаля…

Comments

( 2 комментария — Сказать )
zamok_v_lesu
10 дек, 2018 15:44 (UTC)
Какая Нора интересная личность, у нас много общего. :) И как с картами любопытно получилось, как будто каждого из убитых наказали, и показали картами за что. Вот с фото пока не понятно, буду ждать развязки всего этого запутанного дела. И да, надо последовать совету Норы и принять душ с эфирным маслом, прямо сейчас. :)
era_elto
13 дек, 2018 21:34 (UTC)
Душ с эфирными маслами - наше все! )
( 2 комментария — Сказать )






Яндекс.Метрика





Метки

Разработано LiveJournal.com