?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


В предыдущих сериях:

Глава первая, в которой на голову старшего карателя Эрфиана внезапно сваливается подарок от Магистра. И пока что он не знает, что с ним делать. Но это пока.

Глава вторая, в которой мы знакомимся с Лотаром и со Сновидцем Дитом, а также с первым советником Ирфином (да-да, совпадение имен - не случайности) и его супругой, прекрасной Деей.

Глава третья, в которой Эрфиан пытается понять, что же ему делать с подарком от начальства, а младший каратель Винсент, заглянувший к нему в гости, становится отличным инструментом для привлечения внимания разозлившейся Даны.

Глава четвертая, в которой знакомимся с принцессой Тирой (ей предстоит сыграть оооочень важную роль в истории), а также с ее дядей Дарианом. И, конечно же, с братом Тиры, принцем Тором.

Пояснения к роману:

Часть первая. Вампирша Нави - замок, отношения с Эрфианом и не только.

Всем добрый мур! Четверг - и я выкладываю для вас свеженькую главу "Лунной тени". Да, на комментарии к предыдущей части я еще не ответила, но не думайте, что я кого-то игнорирую - отвечу обязательно. Дела - они такие дела...

Глава пятая, в которой читатель, не знакомый с Эрфианом, может убедиться в том, что в свое время он был первым советником аж двух вождей не за красивые глазки. За один день он успевает провести деловую встречу, озаботиться вопросом поиска подруги для своего библиотекаря, обзавестись собственной подругой (впрочем, это не совсем корректный термин, когда речь заходит о вампирах его типа)... а также написать деловое письмо и задумать заговор. Точно так, это спойлер.

Тоскана

Веста сорвала с ветки апельсин.

- Значит, ты не видел сестру.

- Нет. Я надеялся, что мое письмо побудит ее поторопиться, но план оказался неудачным.

- Дэйна приходит в ярость, если письмо длиннее нескольких строк.

- Многое зависит от содержания, моя госпожа.

Легкий ветерок трепал серебристые волосы гостьи. Они были острижены коротко и неровно: в таких случаях Веста справлялась своими силами, пользуясь кинжалом. Удивительно, что они с Даной приходятся друг другу сестрами, причем не только по создателю, каждый раз думал Эрфиан. Дана - высокая, яркая, полная огня, готовая в любую минуту наброситься на обидчика. Веста - хрупкая, превосходившая в росте разве что Авирону, спокойная, как вода заповедного лесного озера. Во глубине ее серо-зеленых глаз пряталась неведомая, чуждая обоим мирам тоска.

Дана одевалась как истинная вампирша: прозрачные ткани, почти не прикрывающие тело, дорогие украшения. Веста не носила украшений и не любила платьев, а если выбора не было, то предпочитала простые наряды, которые в деревне янтарных Жрецов не выбирали даже служанки. Сестре досталось женственное тело, ей - угловатое и немного нескладное. В толпе Весту можно было принять за юношу. По крайней мере, со спины. Еще до Великой Реформы ей дали прозвище «Луноликая»: так народы, жившие в пустыне, называли самых красивых женщин. Эрфиан подозревал, что некоторые дамы из Ордена убили бы друг друга, соревнуясь за звание самой красивой (и Дана была бы в их числе), но Веста, как и многие вампирши, носила этот титул заслуженно. Кожа у нее была молочно-белой, а черты лица - такими тонкими, что в голову приходила мысль об особом рецепте фарфора.

Они медленно брели между фруктовыми деревьями. На флорентийские холмы опускался вечер, а с ним приходила долгожданная прохлада. Гости виллы, предпочитавшие отдыхать днем, просыпались и начинали шуметь в предвкушении сытного ужина.

- Я постоянно думаю об этом, Эрфиан. Нужно было отложить дела и поехать самой. Дэйна, как всегда, рубит с плеча!..

Из всех карателей только Веста звала сестру прежним именем. Для остальных та была Даной. Реже - Вавилонянкой. Еще реже - Амазонкой. Винсент во время ссор обращался к ней «наставница» и умудрялся вместить в это слово столько яда, что с его помощью можно было отравить весь Орден.

- Не кори себя. Она использовала те факты, которые у нее были. И говорили эти факты вполне ясно.

- Тира не могла убить Нолфа, Эрфиан. А принц тем более не мог. Боги, я не знаю ни одного существа в двух мирах - помимо Великого Аримана, пожалуй - которое могло бы убить Нолфа!.. Если бы ты видел, как он владеет оружием, ты бы все понял!

- Но он мертв. У принца был его медальон. Незнакомка нашла на поляне кинжал, который принадлежал принцессе. Кстати, ее покои, конечно же, обыскали, и там оружия из храмового серебра не нашли?

Веста перебросила апельсин из одной руки в другую.

- Дэйна ничего не говорила. Думаю, покои не обыскивали.

- Достать кинжал из храмового серебра в наши дни не так уж и сложно, если знать, к кому обращаться. Это раньше он был оружием для избранных. Что до надписи - ее сделать проще, чем заговорить изделие. Достаточно найти храмового мастера и хорошо ему заплатить.

Гостья присела под деревом, и Эрфиан опустился на траву рядом с ней.

- Случившееся с Нолфом - трагедия, но что-то в этом кажется мне неправильным.

- Ты могла приехать в деревню и распорядиться, чтобы по твоему приказу обыскали покои ее высочества… бывшие покои. Но даже если второй кинжал и существовал, вряд ли ты его найдешь.

Веста откинула голову, упершись затылком в ствол оливкового дерева.

- Ты прав.

- Напомни мне, где расположена деревня? Кажется, в Кесарии?

- Именно там.

- Солнце, белый песок и лазурное море. Какой чудесный вид открывается из окон спальни его величества. Я знаю, что в здешних краях есть еще и деревня темных эльфов. Рядом с Темным Храмом. В горах.

Эрфиан наблюдал за слугами, которые расставляли под деревьями большие корзины с плетеными крышками. Любителей орехов в меду за ужином ждет желанное угощение.

- Да. Там живут потомки янтарных Жрецов. - Веста улыбнулась. - Ты когда-нибудь у них бывал?

- Давно.

- Ты скучаешь?

- Можно ли скучать по жизни, которая чаще кажется тебе сном, чем реальным прошлым, моя госпожа?

Гостья помолчала, перекатывая в ладонях апельсин.

- Не знаю. Иногда я скучаю по тому, что было до Великой Реформы, хотя о многом предпочла бы забыть. И отдала бы все за то, чтобы некоторые события оказались кошмарным сном. Почему ты заговорил об этом?

- С одной стороны - деревня темных эльфов. С другой - деревня светлых эльфов. И ровно посредине расположился вампирский клан. Они не один век жили в мире и согласии, ты рассказывала, что его величество король Алафин как-то раз навестил главу клана, а тот, в свою очередь, нанес визит вежливости и ел за одним столом со светлыми эльфами. Жрец Анигар мечтал о том, что на его землях будет царить мир, а ты воплотила эту мечту на своих. Нолф общался с принцессой светлых эльфов, и они были близкими друзьями, хотя обычно вампиры видят в этих созданиях только изысканное вино. И вот на твоих землях кто-то убивает обращенного. Кстати, а что на это сказал глава клана?

- Вампир Александр. - Веста сняла с апельсина кожицу и разделила его надвое. - Не самое приятное обращенное существо, с которым мне доводилось беседовать. Больше всего мне жаль его сына, Нисана. Бедный мальчик, он ему и шагу не дает ступить без указаний и угроз. Глава клана и бровью не повел, когда услышал об убийстве вампира, Эрфиан. Он сказал, что существо, которое путается со светлыми эльфами, заслужило такую судьбу.

Хозяин виллы разделил полученную половину апельсина на дольки.

- Нолфа в клане не жаловали, - продолжила Веста. - Его считали созданием, которое себе на уме. Но подопечные Александра и без того не живут в мире и согласии. Клан отражает личность того, кто им управляет, мы оба это знаем.

- В этом году почти все апельсины уродились красными. Похоже, мы посадили их слишком близко к грейпфрутовым деревьям.

Веста нарушила затянувшееся молчание первой.

- Как там брат?

- Прекрасно. Он попросил меня обучить его древнему диалекту, но сейчас увлекся рисованием. Библиотекарь в бешенстве, но Винсент делает вид, что ничего не слышит и не видит, и упреки приходится выслушивать мне.

- Библиотекарь?..

- Винсент решил, что книги - это хорошо, но неплохо было бы украсить библиотеку фресками. И немедленно приступил к делу. Если бы слуги не напоминали ему о том, что иногда нужно перекусить, он бы там поселился.

- Значит, в ближайшее время он не уедет.

- По крайней мере, до того момента, пока не вернется Дана.

Веста пару раз кивнула с задумчивым видом.

- Жаль. Я хотела обратиться к нему за помощью. Возможно, мы могли бы понять, что случилось на той поляне… а Незнакомка? Ты ее знаешь?

- Ее зовут Морана. И это все, что мне о ней известно. Незнакомцы приходят внезапно и растворяются в воздухе, как предутренний туман. Нам пора возвращаться, моя госпожа. Иначе ты не успеешь переодеться к ужину.

***

Веста уехала около полуночи, забрав письма для Магистра и платье, которое Эрфиан приобрел у странствующего торговца для Авироны. Достучаться до младшего - почти старшего - карателя Винсента не получилось бы ни у кого, потому что он пребывал в мире изображаемых им на фресках образов. Когда хозяин виллы выходил из дверей библиотеки, его гость колдовал над царственным ликом богини Охотницы.

Библиотекарь показался из своих покоев за мгновение до того, как Эрфиан закрыл за собой дверь кабинета. Гости виллы никогда не слышали его смеха и редко видели его улыбку. Обычно он пребывал в дурном расположении духа. Чаще всего без особых на то причин. Но сегодня причина была, причем веская: его царством завладел чужак.

- Великий, я искал тебя повсюду, - заговорил вампир. Он стоял, скрестив руки на груди, и всем своим видом выражал возмущение.

- Да, Леонид. Я слушаю.

- Твой гость изобразил на одной из стен моей, - он выделил последнее слово, - библиотеки Наамана Жреца.

- Ты имеешь что-то против моего сводного брата?

Если вампир и смутился, то виду не показал.

- Он изобразил его как одного из первых богов, Великий.

- Нааман - один из первых богов. Его сохранили и в измененном пантеоне. Он покровительствовал мудрости и стремлению к знаниям. Лучший бог для комнаты, заполненной древними книгами.

- Я против изображений богов на стенах моей библиотеки, Великий, - упорствовал вампир. - В некоторых случаях это язычество, и я могу примириться, но иногда это откровенное святотатство!

- Не вижу ничего святотатственного в том, чтобы Винсент рисовал первых богов. Что до Охотницы - Сновидцы ее не изображали, потому что это запрещено правилами культа. Но ведь у ее статуи есть лицо.

Леонид упер руки в бока. За такое поведение Эрфиан наказал бы любого другого слугу по всей строгости, но вампиру многое прощалось. Во-первых, Леонид помогал ему собирать библиотеку и присматривал за ней еще в те времена, когда они жили в замке вампирши Нави - а при тамошнем влажном воздухе сохранять книги было задачей сложной. Во-вторых, потому, что бессмертие он получил в зрелом возрасте и на протяжении человеческой жизни занимался изучением наук и языков. Иными словами, Леонида никто не научил ладить с людьми. Было бы глупо ожидать, что он будет ладить с темными существами.

- А что Великий скажет по поводу того, что его гость изобразил богиню жрецов сладострастия?

- Полагаю, ты говоришь о Великой Богине?

Уловив в голосе Эрфиана недовольные нотки, библиотекарь слегка присмирел.

- Я знаю, что твоя вера этого не запрещает, Великий, но…

- Она недостаточно красива?

Леонид отвел глаза, но недовольное выражение с его лица не исчезло.

- О нет, Великий, она прекрасна… но на ней недостает одежды.

- Тебе нужно посетить один из наших праздников, Леонид. Ты увидишь, что под полной луной на главной жрице тоже недостает одежды. Да и на многих других тоже.

Щеки вампира вспыхнули.

- Но мы говорим не про поляну в лесу, Великий, а про библиотеку! Это храм знаний! Обстановка должна настраивать гостей на более… целомудренный лад!

Когда Винсент оторвется от фресок, нужно будет предложить ему написать особый язык для обращенных, состоящий из проклятий. Первое слово у Эрфиана уже было: «целомудренный».

- Великая Богиня учит нас тому, что тело неотделимо от духа, а чувства неотделимы от разума. Если ты принимаешь только тело или только дух, то отвергаешь свою природу целиком. Я провожу много времени за книгами и питаю ум, но это не означает, что в моей постели нет женщин. Они доставляют мне удовольствие, как и чтение. Ты тоже проводишь много времени за книгами… Леонид, у тебя до сих пор нет подруги?

- Женщины отвлекают меня от моих обязанностей, Великий, - заявил вампир.

- Подыщу тебе подругу, которую ты сможешь совмещать со своими обязанностями.

Леонид сосредоточенно обдумывал ответ, но заговорить не успел - из-за угла показался Давид.

- Великий. Приехали гости.

Вопрос «кого злые боги принесли в такой час» Эрфиан не задал: испуганное лицо эльфа говорило красноречивее любых слов.

- Выдели Дане покои и распорядись, чтобы приготовили ванну. Скажи, что я приму ее позже. У меня много дел.

- Великий…

- И не забудь распорядиться по поводу ужина. Пусть его принесут вместе с серебряными столовыми приборами. Так и передай Мукти на кухне, понял?

- Великий! - взмолился Давид.

Эрфиан махнул на него рукой.

- Ладно. Веди ее сюда.

- Великий, что мне делать с нашим гостем? - напомнил о себе Леонид.

- Пусть рисует. В некоторых книгах твоей библиотеки намного больше постыдных подробностей, чем под одеждой Великой Богини.

***

Тихую войну с Даной Эрфиан мог вести хоть целую вечность - благо средств для такого противостояния у него было предостаточно. Возможно, в ход пошли бы письма, написанные едким тоном, послания, переданные другими карателями на словах или подарки вроде слишком скромных платьев, которые обращенные женщины считали оскорбительными. Но в открытой войне с Даной у противника не было ни единого шанса. Особенно если боги сотворили его мужчиной. Она располагала оружием, которое до нее с успехом использовали и янтарные Жрицы, и подруги вождей, и жены королей светлых эльфов. Мужчины могли вести за собой армии, плести заговоры и мнить себя самыми могущественными созданиями в двух мирах, но перед красивой женщиной они оказывались беспомощны.

Дана подошла к столу и бросила на него знакомый Эрфиану свиток - письмо, которое он отослал в день прибытия Винсента на виллу.

- И как это понимать, старший каратель Эрфиан? Мой подопечный сидит в твоей библиотеке, изучает никому не нужный древний диалект, а по ночам развлекается с вакханками?! А у тебя хватает наглости мне об этом написать, да еще в таком тоне?!

- С вакханками и с вампиршами, - вежливо уточнил хозяин виллы.

- И с вампиршами, - зловеще протянула Дана. - Благодарю за уточнение.

- Было бы верхом неприличия с моей стороны не уведомить тебя о том, что твой подопечный не скучает.

Любая вампирша, увидев платье Даны, пришла бы в восторг, после чего задалась бы целью во что бы то ни стало приобрести такое же для себя. Хотя в том, что отрез прозрачного нежно-зеленого кружева с глубоким вырезом на груди можно называть платьем, Эрфиан уверен не был. С тем же успехом гостья могла явиться и вовсе без платья. Волосы Дана собрала в высокую прическу. Мгновение спустя хозяин виллы поймал себя на том, что ищет на ее шее следы от клыков - свидетельство того, что в клане она приятно провела время в объятиях вампира. Следов не было, но глаза Эрфиан отвел не так быстро, как следовало, и гостья это заметила.

- Я заскучала, - бросила она с нотками безразличия. - Вильгард бы меня развеселил, но он увлечен прекрасной Авироной.

В том, как отменно работало это старое как мир оружие, было что-то роковое. Оно похоже на отравленный кинжал в руках Безликого: незаметно, остро как бритва, всегда настигает цель и бьет с ужасающей точностью.

- Я хотел распорядиться, чтобы тебе принесли ужин, - заговорил Эрфиан.

- И серебряные столовые приборы.

- У тебя отличный слух.

- А у тебя слишком пристальный взгляд. Или под моей одеждой есть что-то, чего ты еще не видел у других женщин?

Дана присела на стол на расстоянии вытянутой руки от Эрфиана. От ее волос пахло цветами апельсина. Вампирши испокон веков верили в то, что цветочные ароматы подчеркивают их эмоциональный запах.

- Не хочешь объяснить, почему ты так долго не приезжала?

- Да ты вконец обнаглел, старший каратель Эрфиан? С каких это пор я отчитываюсь другим служителям Равновесия о том, где бываю и что делаю?!

- Мне пришлось справляться со всеми делами самому.

- Какой ужас, - притворно закатила глаза Дана. - Вампирши, которые греют тебе постель, обиделись и ушли, потому что ты занят?

Заметив, что Эрфиан встает со стула, она приготовилась вскочить, но не успела: он уже держал ее за плечи.

- На твоих землях два вампирских клана, которые вот-вот развяжут войну. Деревня темных эльфов, на которую чуть ли не каждый день нападают обращенные. Деревня светлых эльфов, на которую пока что не нападают, по крайней мере, открыто - но в скором времени это произойдет. Оборотни ловят жрецов сладострастия и приносят их в жертву Семирукой Богине на празднике полнолуния. А еще на твоих землях есть Незнакомцы, которые нападают на всех подряд. Вампиры обнаглели, выпрашивая разрешения на внеочередное обращение. Я могу продолжать до завтра, а список не закончится. Как, скажи на милость, я могу справляться со всем этим в одиночку?

Дана бросила на Эрфиана высокомерный взгляд.

- Так же, как справлялась я. Магистра не волновало, что меня даже при большом желании не хватит на эту свору.

- Судя по всему, справлялась плохо.

- Авиэлю следовало предупредить меня о своем решении.

- Он предупредил.

- Я ответила, что оторву голову любому, кто придет сюда без спросу. Это, на твой взгляд, звучит как согласие, старший каратель Эрфиан?

- Думаешь, что он предлагал мне занять твое место? Он поставил меня перед фактом.

- Да отпусти уже, Великая Тьма тебя разбери!

Дана высвободилась и отошла на середину комнаты.

- Послушай, - сказал Эрфиан. - Мы можем до утра говорить про серебряные столовые приборы. А можем побеседовать о том, что делать дальше. Ты хотела оторвать мне голову, и я тоже не бросился обнимать Авиэля, когда получил такой подарок. Но сейчас мы правим этими землями, и мы должны вести себя как хранители этих земель.

- С чего начнем? - спросила гостья, скрещивая руки на груди.

- С кланов. Если они разозлятся всерьез, то утопят в крови остальных.

- И что мы сделаем? Оторвем пару десятков голов?

- Мы усадим их за стол переговоров.

- И кто же сядет во главе этого стола?

- Я.

Дана приблизилась к Эрфиану, ступая мягко, как дикая кошка, положила ладонь ему на грудь и заглянула в глаза.

- Ты хочешь помирить глав вампирских кланов?

- Раньше у меня получалось неплохо.

- Ты справлялся тогда, когда был правой рукой вождя деревни янтарных Жрецов. А сейчас ты обращенный. И у тебя не получится. Знаешь, почему? - Дана потянулась к уху Эрфиана и продолжила: - Потому что ты инкуб. Ты можешь быть хоть трижды служителем Равновесия, но ни один уважающий себя вампир не воспринимает всерьез обращенных, которые питаются удовольствием. Встречал когда-нибудь главу клана, который был бы инкубом? А инкубов-советников главы клана? Стоит тебе снять мантию карателя - и ты станешь никем. И будешь никем целую вечность, потому что твоя создательница…

Эрфиан ударил ее по лицу, и Дана отшатнулась. Она замерла, прижав ладонь к щеке, и уставившись на собеседника так, будто он попытался ее убить.

- Придержи язык, когда говоришь о моей создательнице.

Дана небрежным жестом взбила волосы. Маска высокомерного спокойствия вернулась на ее лицо.

- Не обижайся на правду, Эрфиан. Ты успел узнать мир обращенных, когда был темным эльфом, но понимать, как все устроено изнутри - это другое. - Она снисходительно улыбнулась. - С другой стороны, никто не виноват в том, что Великая Тьма сыграла с тобой такую шутку.

- Уходи.

- Что? - недоуменно переспросила гостья.

- Мне не нужна твоя помощь. Я справлюсь сам. Когда-то я уже был никем. Но стать правой рукой вождя деревни янтарных Жрецов это мне не помешало. А если я уже однажды стал кем-то, то получится и во второй раз.

- Ты не можешь отослать меня прочь, - заявила Дана.

- Если хочешь попрощаться с Винсентом, он в библиотеке. Рисует фрески.

Под пристальным взглядом Даны Эрфиан сел у стола и взял одно из непрочитанных писем.

- Все инкубы такие обидчивые. Может, ты голоден?

Не дождавшись ответа, она заняла второе кресло.

- Ведешь себя как вампир, который получил бессмертие вчера.

- Ты сказала достаточно.

- Вы с Вестой повеселились?

Эрфиан вскинул голову. Дана осуждающе поцокала языком.

- Великая Тьма меня разбери, это правда? Ты развлекался с Вестой?!

- С чего ты взяла?

- От тебя пахнет ландышами. Она любит принимать ванну с настоем из ландышей.

- Она доставила мне письма.

Дана принялась накручивать на палец выбившуюся из прически прядь.

- Мог бы придумать что-то поизысканнее. Ты приводил ей еду? Она любит светловолосых мальчиков. Или ты предложил ей себя?

Эрфиан оглядел стол, ища что-то, чем можно было бы запустить в гостью. Самым подходящим вариантом казалась чернильница, но Давид наполнил ее храмовыми чернилами из последних запасов. Для того, чтобы достать еще, следовало поехать в Темный Храм и провести долгую унизительную беседу с хранителями Библиотеки.

- Дана, что ты несешь? Я сказал, что она доставила мне письма.

- Да-да-да. - Она подперла голову рукой. - То-то я не видела, как она на тебя смотрит. А что на это говорит Авиэль? Ах да. Ты же принадлежишь к культу Равновесия только на бумаге, да и то не подписанной твоей рукой. На самом деле ты отвратительный язычник, который почитает сумасшедшую богиню.

- Тебе и вправду пора.

- Странно, что ты защищаешь Авирону, а не свою богиню. Наверное, потому, что богиня и вправду сумасшедшая, это признают даже ее жрецы.

Отложив свиток, Эрфиан сцепил пальцы под подбородком и посмотрел на Дану.

- В этом доме действуют ее законы, - сказал он. - Поэтому если вы с Винсентом немного повеселитесь, никто не будет против. А Магистру я, так уж и быть, ничего не скажу. Это будет нашим общим секретом.

Лицо собеседницы потемнело от гнева.

- Рискнешь повторить то, что ты только что сказал, мерзавец?!

- Я сказал, что никто не будет против, если вы с Винсентом повеселитесь, - повторил Эрфиан с улыбкой. - Если, конечно, тебе удастся оторвать его от фресок.

Дана вскочила, подлетела к хозяину виллы и уже занесла руку для того, чтобы вернуть ему пощечину, но он поймал ее за запястье.

- Правда расстраивает тебя, хотя ты не так давно советовала мне на нее не обижаться.

- Винсент принадлежит мне!

- Не то чтобы я на него претендую, вкусы у меня другие, но я не видел на нем ошейника с цепью, а свадебный браслет он до сих пор никому не подарил.

- Это нечестно! - использовала последний аргумент Дана.

- Наверное, поэтому инкубов и не любят. Мы видим больше, чем остальные. И предпочитаем говорить правду, а не прятаться за красивыми словами.

Она всхлипнула.

- Ему до меня нет дела! Он интересуется только книгами, вакханками и своими фресками! И еще дурацкой темной медициной! Готов веками пропадать в Отделе Науки с Киллианом!

Эрфиан прикоснулся к ее щеке. Холод и высокомерие во взгляде Даны сменились другим выражением, и в первое мгновение он даже не поверил в то, что глаза его не обманывают.

Это было не так легко, как он думал… но могло быть и хуже.

- Ты обращенная женщина и живешь на этом свете не первый век. Вот от кого я в последнюю очередь ожидал услышать такие речи.

Глаза Даны заблестели от слез.

- А если он подарит свадебный браслет другой?!

Эрфиан прижал ее к себе, обняв за талию, и оказался в облаке аромата апельсиновых цветов. Вампирши говорили правду: он удивительно тонко подчеркивал истинный эмоциональный запах. Если Винсент узнает об этом, ситуация получится неловкая… но почему об этом должен узнать Винсент?

- Отчего ты так зациклилась на мальчике, который наполовину человек?

Дана попыталась оттолкнуть его - только для вида, потому что при желании могла бы высвободиться без труда.

- Эрфиан, это неправильно.

- Ты говоришь так всем вампирам, с которыми ложишься в постель?

- Только тем, кто носит перстень члена Ордена. Но пока что мне этого делать не приходилось.

- Вижу, со времен Великой Реформы многое изменилось. Между тем, каратели, которых обратили до нее, остались прежними. Мы все вампиры, сколько масок ни примеряй, сколько перстней ни надевай. Мы приходим и берем то, что хотим. Этот мир принадлежит нам.

Необращенное создание могло скрыть свою симпатию к существу противоположного пола. Тело обращенных говорило против их воли - кожа, обычно холодная, а иногда и ледяная, начинала предательски теплеть.

- А если об этом узнает Авиэль?

- Не ты ли называла меня отвратительным язычником? Моя госпожа считает такие запреты страшным грехом.

- А… - начала Дана.

- А на Винсента, - перебил ее Эрфиан, - мне наплевать.

***

- У меня раньше ничего не было с инкубами.

Дана лежала на спине, закинув руки за голову, и смотрела в потолок. Эрфиан протянул ей кубок с вином.

- Почему?

- Они же глупые что твой пустой кувшин из-под масла для ламп, - заявила она таким тоном, будто вопрос был еще глупее, чем инкубы. - Я уже говорила. Все в кланах считают, что Великая Тьма создала их только для одной цели.

- Да. Для очень приятной цели.

Она села на кровати, сделала пару глотков вина и довольно зажмурилась.

- Ну, так что мы будем делать с нашими землями?

- Как я и сказал, помирим вампиров. А потом займемся остальными. Но кое-что нужно решить побыстрее. Например, письма.

С растрепавшейся прической и раскрасневшимися щеками Дана походила на юную смертную девушку, которая впервые прикоснулась к мужчине.

- Письма?

- Их слишком много. Как ты успевала читать?

- Читала только важное.

Эрфиан взял со стоявшего на ковре возле кровати блюда гроздь винограда.

- Кажется, теперь я понимаю, как ты довела ситуацию до такого состояния.

- Но я добилась того, что мне стали писать меньше, - отпарировала Дана. – Зачем писать, если тебе не отвечают?

- С главами кланов это не сработает.

- С ними срабатывает только отрывание голов. Это же вампиры. - Она допила вино, поставила кубок на пол и поманила его пальцем. - Хочу еще. Не вина.

- Я поселю на вилле двух или трех хранителей знаний. Они обучат нескольких слуг грамоте, и те будут отвечать на письма.

- Да-да. Хоть пять, хоть десять хранителей знаний. Дело твое. Не смей отказывать мне и не делай вид, что не услышал, мерзавец.

Дверь спальни открылась, и в комнату заглянул Давид.

- Великий, прошу прощения… - Он посмотрел на Дану, и глаза его округлились. - Великая?..

- Что смотришь, сучонок? Мне нужно было спать на внутреннем дворе, потому что кое-кто не потрудился приготовить покои для гостьи?!

- О… - страдальчески изогнул брови эльф.

Шелковое покрывало лежало рядом с Даной, но она не торопилась в него заворачиваться. Давид попытался отвести взгляд от женщины, но не смог и мучительно покраснел.

- Хватит пялиться, мелочь эльфийская! - выпалила та.

- Что стряслось? - перевел тему Эрфиан.

- Великий. - Давид опасливо приблизился к кровати и протянул господину свиток. - Это из Темного Храма. Здесь печать господина Магистра.

***

- В этом есть кое-что хорошее. Они не напали на соседний вампирский клан.

- Надеюсь, они довольны.

Дана сидела у стола в кабинете Эрфиана и ела принесенные для нее финики. Эрфиан уже в который раз перечитывал письмо, написанное чрезмерно аккуратным почерком Авиэля. О чем он думал, когда узнал о нападении вампиров на деревню янтарных Жрецов? Что он чувствовал? К тому времени он стал частью другого мира. Или думал, что стал. Авиэль холодным официальным тоном сообщал детали, которые могли заинтересовать карателей, и закончил свое послание пожеланием выяснить причины случившегося.

- Разве это касается хранителя здешних земель? - поинтересовалась Дана. – Деревня темных эльфов находится на землях Весты.

- Сегодня мы с ней говорили об этой деревне. Она спрашивала, скучаю ли я. Мы сидели под оливковыми деревьями и говорили о месте, которого к тому времени уже не существовало.

- Мне очень жаль, Эрфиан. Я помню историю с деревней янтарных Жрецов.

- Это неважно. К тому времени меня уже там не было. - Он постучал пальцем по пергаменту. - Не забавно ли? История повторяется.

Она поднялась.

- Поохочусь. Вернусь к утру. И не приведи Великая Тьма твоим слугам на завтраке положить рядом с моей тарелкой серебряные ложки.

- Ограничимся серебряными вилками.

- Я вернусь задолго до завтрака за своим десертом, старший каратель Эрфиан. И я говорю не про финики.

Когда Дана удалилась, хозяин виллы вышел в сад, воспользовавшись одной из внутренних дверей, миновал увитые виноградом беседки и апельсиновые деревья и сделал большой круг по оливковой роще. Мир притих под тонким серпом убывающей луны: такие ночи жители и гости виллы предпочитали проводить при ярком свете свечей и в тепле своих постелей.

Там, где родился Эрфиан, это время называли часом быка. Именно в час быка бог, в честь которого его нарекли, путешествовал по своим землям. Это время любили Безликих, наемных убийц, умевших растворяться во тьме. А еще его любили самые мудрые и хитрые воины и заговорщики. Когда Эрфиан, будучи ребенком, просыпался в час быка, мать давала ему молока с отваром из сладких трав и убаюкивала, но колыбельных не пела: в деревне янтарных Жрецов верили, что слова, произнесенные в это время, прокляты, и могут причинять только зло.

***

Чернильницу с храмовыми чернилами Давид заботливо убрал в один из ящиков стола господина. Вряд ли кто-то из приближенных его величества короля Алафина, помимо Дариана, знает темный язык. А даже если таковые найдутся, их будет немного, и Эрфиан быстро узнает нужные имена. Тем хуже для них.

Хозяин виллы обмакнул кончик пера в прозрачную жидкость, которая тут же превратилась в темную, и начал писать.

«Его светлости принцу Дариану, советнику его величества короля Алафина, лично в руки.

Принц,

На моей родине говорили, что боги отнимают одной рукой, а другой дают. И, похоже, они предоставили нам шанс…».

Вперед, к шестой главе


Последние записи в журнале

promo era_elto february 13, 2016 00:01 16
Buy for 100 tokens
Мне до сих пор не верится, что я это делаю. Что мы это делаем. Но мы это делаем. Также, как пишем уже три года. Также, как финалим книги за два месяца. Также, как делим, не деля персонажей, и вкладываемся в мир. Также, как пишем по ночам, хотя утром на важнейшую встречу, параллельно финаля…

Comments

( 2 комментария — Сказать )
zamok_v_lesu
19 фев, 2019 00:28 (UTC)
Ух, что-то такое мутит Эрфиан. Что же он задумал, любопытно. :)
Дана вся такая... вампирша, одним словом. :) И не поймёшь, кто тут кого соблазнил, он её или она его. :) Хотя, он инкуб, у него должны быть особые способности, которыми он и воспользовался.

Я так понимаю, создательница Эрфиана - Авирона, и он питает к ней нежные чувства? Ревнует её. :) Чего-то я думала, что его создательница - Нави. А Дана, в свою очередь, влюблена в Винсента? Так-то они обменялись колкостями, а затем решили друг друга утешить. :)

>>>- Я вернусь задолго до завтрака за своим десертом, старший каратель Эрфиан. И я говорю не про финики.

Хе-хе, ей похоже, понравилось. :)
era_elto
19 фев, 2019 18:09 (UTC)
>> Дана вся такая... вампирша, одним словом.

Да ))) классическая вампирша, и она этим страшно гордится причем )

>> И не поймёшь, кто тут кого соблазнил, он её или она его. :) Хотя, он инкуб, у него должны быть особые способности, которыми он и воспользовался.

Оба постарались, это точно, хотя Эрфиан ее слегка подтолкнул (правда, не в плане соблазнения - в психологическом плане, задел за живое). Вообще у всех вампиров такие способности есть, ведь им нужно привлекать жертв, охотиться. Инкубы просто тоньше чувствуют настроения и эмоциональные состояния, так как их основная пища - это удовольствие, а не кровь. Можно сказать, что среди вампиров они наименее классические, потому что все из себя такие возвышенные, ухаживают, цветочки дарят и нежданные подарки. Еще и поэтому остальные вампиры считают их недостойными )))) типа "вампир - он жестокий и злой, а вы тут со своим удовольствием и цветочками!".

>> Хе-хе, ей похоже, понравилось. :)

Ну еще б. Особенно ей понравилось думать о том, что так она может заставить Винсента ревновать, наивная женщина.
( 2 комментария — Сказать )






Яндекс.Метрика





Метки

Разработано LiveJournal.com